Примерное время чтения: 6 минут
31

Когда Россия протрезвеет? Нарколог о запретах и пьющих профессорах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ-Калуга №36 07/09/2022
В разные времена были разные методы борьбы с пьянством.
В разные времена были разные методы борьбы с пьянством. Wikimedia Commons

11 сентября в России отмечают День трезвости. Главврач калужского областного наркодиспансера Игорь Горбачёв как никто другой знает все нюансы жизни алкозависимых и не верит, что можно быстро искоренить эту беду общества. Причин много. О некоторых из них он рассказал kaluga.aif.ru.

Цена первой рюмки

Владимир Андреев, kaluga.aif.ru: Игорь Анатольевич, государство воюет с алкоголиками со времён Петра I, может, мы что то не так делаем? В чём причина живучести этой беды?

Игорь Горбачёв

Игорь Горбачёв: В слабости человека и толерантности окружающих его людей. Алкоголиками не рождаются, даже с плохой наследственностью можно спокойно жить без спиртного. При желании, конечно.

— Некоторые считают, нет ничего страшного в том, что сынок за мужским столом выпьет чуть сухого вина…

— Всё это неминуемо скажется в дальнейшем. Главное для ребёнка и подростка — как можно дольше отсрочить время первой рюмки. А дальше — как повезёт: кто то понимает, что алкоголь ему не нужен, и получает удовольствие от другого, а кто то скатывается вниз до психозов и поступает к нам на больничную койку.

Досье:
Игорь Горбачев родился в 1966 году в городе Богородицке Тульской области. Окончил Рязанский медицинский институт им. академика И. П. Павлова. По распределению попал в Калужскую область. С 1989 по 2005 год работал заведующим отделом Калужского областного центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями. В мае 2005 года назначен главврачом областного наркологического диспансера. Активно занимается общественной деятельностью, пропагандой здорового образа жизни.

— И много поступает?

— Каждый год количество уменьшается на 5–10%. Большинство — старше 40 лет. Подростки с алкогольными психозами в последние два года вообще не поступали. Раньше молодёжи было много, но тогда в 90 х это было связано ещё и с употреблением наркотиков. А вот по социальному статусу нет никакой разницы. Привозят и бомжей, и профессоров.

— А дальше что: вы им ставите диагноз, даёте больничный и отпускаете на все четыре стороны?

Когда пациенты в палате видят своими глазами, что такое алкогольный психоз, их очень часто «пробирает». Желание выпить напрочь пропадает.
— Да, лечение алкоголизма — вещь добровольная. Государство у нас вообще гуманное — этот больничный оплачивает, и алкоголик спокойно уходит пьянствовать дальше. А вот когда пациенты в палате видят своими глазами, что такое алкогольный психоз, их очень часто «пробирает». Желание выпить напрочь пропадает. Кстати, по последним исследованиям, алкогольная зависимость не первопричина, это следствие другого заболевания — психического. Поэтому лечение только её одной эффекта не даёт, необходимо заниматься в целом коррекцией психики.

ЛТП — не панацея

— В советское время несколько иначе подходили к борьбе с пьянством. Вы считаете, нужно вернуться к практике ЛТП (лечебно-­трудовой профилакторий. — Ред.), вытрезвителей и т. д.?

— Эффективность ЛТП была очень невысокой. Большинство, тем не менее, нахождение там оценивало положительно. Прежде всего, потому, что алкоголика изымали из общества, семья отдыхала от него. Многие до сих пор думают, что польза в ЛТП есть. Хотя после лечения там рецидивы случались постоянно.

Кроме этого, ведь нахождения в этих «профилакториях» приводило ко многим юридическим ограничениям для пациентов. Его могли лишить жилья, развести без его согласия, не засчитать трудовой стаж и многое другое. Когда в наши дни решался вопрос о возобновлении работы ЛТП, именно правовая составляющая не позволила к ним вернуться.

— То есть, выхода сегодня нет?

— Нет, есть. Подход к решению проблемы комплексный: воздействие на спрос и предложение. Ограничения по времени продажи, месту, возрасту. Такие меры дают эффект. Эдакая «мягкая сила». Ведь посмотрите, те регионы, которые ввели более суровые, чем прописано в законодательство, меры, сейчас вернулись в законные рамки.

— Алкоголь запретили продавать до 10 утра. А как бороться с похмельем? Ведь не секрет, что очень много смертей случается именно в этот период. Быть может, лучше дать человеку похмелиться и тем самым не дать ему умереть?

— А почему мы должны исходить из интересов меньшинства? Вспомните, что творилось по ночам на улицах, когда алкоголь продавали круглосуточно? Сейчас этого нет. И, кстати, потерпело фиаско утверждение противников о том, что теперь будут до 10 вечера брать с запасом. Значит, работают меры, хоть они и достаточно мягкие по сравнению с горбачёвскими.

Хотя производители и продавцы алкоголя стремятся вернуть всё на старые рельсы. Не так давно на имя губернатора поступило предложение от одной из крупных алкогольных компаний отменить временные рамки продаж. Мы его не поддержали, и ограничения оставили.

А похмелье, если это не жёсткий абстинентный синдром, когда необходимо обращаться к специалисту, нужно просто пережить. Пить больше воды, минералки и думать — а оно вот это мне нужно?

Как пить не дать?

— Как убедить человека не искать радость на дне рюмки?

— Универсального ответа быть не может. Иногда наркологов обвиняют в том, что они не могут вылечить пациента. Можно попытаться убедить его бросить пить. Но он живёт в социуме. А у нас достаточно толерантное отношение к пьющим.

— Вы хотите сказать, что все усилия наркологов сводятся на нет буквально сразу после того, как пациент выходит из наркодиспансера?

— В большинстве случаев — да. Но в целом сегодня ведётся правильная пропаганда здорового образа жизни. Просто нельзя всё сразу изменить за короткий срок. Это длительный процесс.

— Через сколько лет, по-вашему, мы победим пьянство? Через тридцать-­сорок?

— Нет, я всё таки оптимист, думаю, раньше. Но вот реальная история. Выписывается от нас пациент. Он лежал в палате с двумя товарищами по несчастью. Что он делает? Идёт в ближайший магазин, покупает алкоголь и возвращается в палату — отметить своё выздоровление. Хорошо, что мы увидели и пресекли. Человек должен сам понять, почему он до этого дошёл. Проблема ещё в том, что очень часто алкоголик не считает себя больным. А процесс выздоровления начинается с понимания — я болен.

— Вы сами верите, что когда ­нибудь у нас не останется ни одного производителя алкогольных напитков?

— В ближайшее время — нет. К сожалению, как и табак, алкоголь является легальным продуктом. Он приносит большой доход. За второй квартал потребление алкоголя в России в среднем составляло 1,5 литра на душу населения. В ЦФО — 1,7, Северо-­Западный — больше двух. Северо-­Кавказский — 0,3. Есть территории, где приближаются уже к полному отказу. Надо на них равняться.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах