aif.ru counter
08.11.2019 16:32
88

Музыка из подполья. Валентин Черняк — о роке, виниле и кризисе общения

Экспозиция «Рок-подвала» постоянно пополняется.
Экспозиция «Рок-подвала» постоянно пополняется. © / Екатерина Кузьменко / АиФ-Калуга

Эту концертную площадку и музей не так просто найти. Во-первых, здесь не стремятся к огромной аудитории. Во-вторых, она действительно расположилась в подвале. «Место, несколько застывшее во времени», — так описывает «Рок-подвал» Валентин Черняк. Он создал его в середине 80-х и до сих пор остается арт-директором и главным идейным вдохновителем. «АиФ-Калуга» побывал в андеграундном пространстве.

Тогда и сейчас

Екатерина Кузьменко, «АиФ-Калуга»: Чем вызвана современная ориентация на винил? Его покупает не только старшее поколение. Нередко вполне современные группы выпускают альбом сразу на виниле, на диске и в Интернете.

Валентин Черняк: Винил даёт качество и естественность звучания. Лучше всего оно у оригинальных пластинок, которые выпущены в прежние годы или выпускаются сейчас со старых мастер-лент. Кроме того, пластинки — это большой формат обложки. Альбом ведь включает в себя и художественное оформление, и музыкальное, и вкладки, и плакаты, это разноплановое произведение искусства. И оно несравнимо ни с чем. На мой взгляд, альбомы в MP3 хороши для ознакомления. Например, вышел новый диск Ринго Старра, я его скачал, послушал, но, если он мне понравится, закажу винил.

— Какие группы вы первыми начали слушать систематически?

— Искать конкретные группы в начале моего увлечения было не нужно. Музыки было настолько мало, что каждая новая группа становилась интересна всем, альбомы записывали и переписывали, знали наизусть все песни. Дело не только в «железном занавесе». На Западе тоже существовало не так много групп, как сейчас.

Этот период пришёлся на мои старшие классы и начало обучения в институте. Появились друзья, появилась возможность слушать музыку по радио, по BBC и «Голосу Америки». Стали появляться журналы, их привозили из-за рубежа, переводили, фотографировали. Фотографии печатали в ванной. Причём иногда мы даже не знали, кто на фотографиях изображён. Главное, что рок-музыканты. Или догадывались, что это The Beatles, но не знали, где Леннон, где Маккартни, где Харрисон, где Ринго Старр.

На «Маяке» каждое воскресенье выходила программа «Запишите на ваши магнитофоны». В конце всегда ставили одну песню западной группы, её записывали, потом переписывали у друзей. В этом была своя изюминка.

— Похожая ситуация сложилась в 2008-2010 годах, когда многие молодёжные компании держались на обмене книгами, дисками с музыкой и фильмами, и через некоторое время, когда у всех появился Интернет, общение сошло на нет. Изменила ли Сеть формат музыкальных тусовок?

— В какой-то степени — безусловно. Даже сейчас, когда мы собираемся с друзьями, с которыми начали общаться в семидесятые годы на почве сбора информации и коллекционирования музыки, многие вспоминают то время, когда всё было недоступно, с некоторой грустью. Был настоящий праздник, когда кто-то приносил новую пластинку Uriah Heep, Deep Purple или Queen. Сейчас даже скучно стало: всё есть.

— Нет азарта погони за информацией?

—Не хочу выглядеть брюзжащим человеком. (смеётся) Доступность информации — это прекрасно. Но раньше пластинка могла объединить целый пласт людей нашего города.

— Может, всё проще? Информационное пространство настолько разрослось, что сложно найти музыку, реально объединяющую поколение?

—Нет, не думаю. В шестидесятые-семидесятые существовало огромное жанровое разнообразие. Сейчас практически на нет сошёл прог-рок, а ведь это было мощное направление: Yes, Emerson, Lake & Palmer, Blood, Sweat & Tears, Genesis, Chicago, хотя последняя группа, скорее, джаз-рок. Их было очень иного. Психоделический рок — где он сейчас? Остались попытки играть хороший хард-рок и хэви-метал. Остальное — альтернатива, она и объединяет молодёжь. Но это довольная мрачная музыка. Позитивная энергетика из рока ушла с появлением Nirvana и уважаемого мною Курта Кобейна. Кен Хенсли, когда я спросил его во время интервью, какие современные группы будут помнить через 20 лет, сказал, что таких нет. Раньше фирмы звукозаписи понимали, что можно извлечь из группы куда больший доход, если дать музыкантам возможность свободно работать. Пусть они готовят альбом год, но они выдадут пластинку на века. Сейчас, стоит группе чуть засветиться, из неё моментально выжимают все соки за один-два диска, заставляют записывать всё, что есть, не давая доработать материал, и выкидывают на помойку.

Концерты в Рок-подвале: во всех смыслах ближе к зрителям.
Концерты в Рок-подвале: во всех смыслах ближе к зрителям. Фото: Из личного архива

— То есть срок жизни группы сокращается, потому что люди не выдерживают напряжённого ритма?

— Конечно. Это просто нереально.

— Некоторое время назад можно было наблюдать ренессанс старого рока среди подростков. Отчасти — из-за саундтрека сериала «Сверхъестественное». На ваш взгляд, дал ли такой интерес свои плоды?

— Немалая часть молодёжи, которая интересуется музыкой, даже если не играет её, начинает искать, где корни того, что они слушают сегодня, находят первоисточник, группы 60-х и 70-х. И понимают, что всё новое — хорошо забытое старое. Такой молодёжи очень много. Возрастное исследование показало, что треть поклонников творчества The Beatles — люди от 18 до 30 лет.

Подвальные посиделки

— Как вы пришли к созданию «Рок-подвала»?

— Он существовал давно. Здесь накапливались материалы о рок-музыке, которые мы собирали с моими друзьями, коллегами. Здесь ничего не менялось, да и не хочется ничего менять. Долгое время я вёл программу «Кругооборот». У меня была возможность общаться с самыми знаменитыми музыкантами нашей страны, да и с зарубежными. От этих встреч оставались всевозможные артефакты, плакаты, автографы, воспоминания, снимки. И мы с друзьями решили, что это стоит увидеть всем, кому близка и интересна рок-музыка. Своеобразный музей-клуб. В этом году у нас четвёртый сезон подвальников, а сам музей существует уже пять лет. Каждый сезон — порядка восьми выступлений. Это не концерты, это своеобразные творческие посиделки с общением. Зрители находятся на расстоянии вытянутой руки от музыкантов. Могут что-то спросить. У нас уже выступили все известные калужские группы. Год назад депутату Государственной думы Александру Авдееву пришла идея приглашать сюда ещё и группы из других городов и регионов, Рязани, Тулы, Смоленска, Брянска, Обнинска. Мы решили назвать этот проект «Рок-федерацией».

— Кого ждать в этом сезоне?

— В этом году его открыла группа из Москвы, LEDStar. Планируем чередовать выступления калужских групп и гостей города. У нас играли и Борис Гребенщиков, и Артур Беркут, и гитаристка Майкла Джексона Дженнифер Баттон. Дала концерт Ксения Федулова. 1 ноября выступила легендарная калужская группа «Транс-По». Они играют с 1997 года, принимали участие в первых городских фестивалях. Сейчас из оригинального состава там только два музыканта.

— По какому принципу выбираете команды из других регионов?

— В любом регионе у нас есть связи и знакомые. Они знают формат, понимают, что «Рок-подвал» — не площадка на пять тысяч мест. У нас некоммерческие подвальники, билеты не продаются. С помощью спонсоров мы компенсируем музыкантам дорогу и питание. Группе в семь-восемь человек играть у нас будет затруднительно. Группу, играющую тяжёлую музыку, не будет хорошо слышно в нашем зале на тридцать мест. Но такие музыканты иногда приезжают с акустической программой. Заработало сарафанное радио, так что сезон уже расписан.

— Как изменились музсообщество и организация концертов по сравнению с восьмидесятыми?

— Я не знаток процесса организации концертов. Но вот таких фестивалей, как раньше, в девяностые, в Калуге просто нет. По масштабу, по количеству, по разнообразию жанров и стилей. Можно было на одной сцене найти хард-рок, панк-рок, арт-рок, дэт-метал — что угодно. Сейчас рок-фестивали более узкие по стилю.

Музыка требует жертв

— Скажите, а какие треки сейчас в вашем плейлисте?

— У меня никогда в жизни не было плейлиста.

— Вы слушаете музыку альбомами?

— Альбомы я слушал раньше, во времена пластинок. Теперь такой необходимости нет. У меня часто звучит радио, и я доверяю тем, кто ставит музыку. Благо сейчас хватает хороших рок-радиостанций.

— Когда в Советский Союз начали приезжать команды, которых раньше слушали только на носителях, на какой концерт вам удалось попасть первым?

— Это был концерт Nazareth в их первый приезд в нашу страну. Золотой состав с Мэнни Чарльтоном, в «Олимпийском». Мы сидели в седьмом ряду, практически рядом. Это был своего рода культурологический шок.

— А сейчас вы на чей концерт хотели бы пойти?

— С удовольствием пойду на «Машину времени». Это фантастическая группа, которая написала столько великих песен, они остаются душой поколений семидесятых, восьмидесятых и девяностых годов. До сих пор в каждом их новом альбоме можно найти хит.

— Вышел ли кто-то из калужских групп на профессиональный уровень?

— На другой уровень вышли музыканты коллектива «Цвет», который потом трансформировался в группу «Иван Гог», её лидером был Герман Сметанин. Он уходил из музыки, потом вернулся. А ребята, которые играли с ним, сейчас в JAZZATOV BAND. Ещё — Женя Тарутаев в Москве, аккомпанирует разным известным исполнителям. Единственная в Калуге профессиональная и очень мощная группа — «Родные и близкие». Там отличные музыканты, я их очень уважаю. Группы, которые существовали в девяностые годы, не выдержали испытания временем и распались. У кого-то из музыкантов семья, у кого-то работа. Никто из них не ставил себе целью становиться профессионалом. Может, я кого-то из ребят забыл или не знаю дальнейшую судьбу, но самих групп, к сожалению, нет. Чтобы чего-то добиться, надо чем-то жертвовать. Жертвовать иногда очень сложно.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество