aif.ru counter
179

Свои кадры. Авторское кино из Калуги завоёвывает награды

Евгений Русский / личный архив

«Привидение» и «Мама, где ты?» — короткометражные фильмы, которые получают награды на фестивалях. При этом сняты они с весьма скромным бюджетом и в Калужской области энтузиастами. Автор этих работ Михаил Андросов работает оператором на областном телевидении. В свободное время, занимается производством художественных короткометражек. Сейчас готовится к выходу очередную картину, приуроченную ко Дню Победы.

Сложнее и дороже

Анастасия Ермакова, «АиФ-Калуга»: В фильме о Великой Отечественной «Сохрани жизнь», который готовится к выпуску 9 мая, вы сознательно ушли от того, как эта война изображалась в советском кино. Учитывая, что многие воспитаны на этих, ставших уже классикой лентах, не боитесь осуждения?

Михаил Андросов: Боимся. Мы пошли по непроторённому пути. Сама по себе война — спорная тема. Но раскрывать подробности этого я не буду, чтобы сохранить интригу. Всё сами увидите.

— Военные картины делать труднее, чем современные?

— Любая историческая лента и сложнее, и дороже. Мы снимали «Сохрани жизнь» в деревнях Ферзиковского района с середины августа 2019 г. Техники у нас было минимум. Действие происходит в перелесках: группа партизан пробирается через глубокий немецкий тыл с важной информацией, чтобы предупредить своих о готовящемся наступлении.

— Как вы разыгрывали сражение? Приглашали специалистов?

— У нас работал целый реконструкторский клуб. Ребята из клуба играли и в массовке, и в ролях второго плана. Когда мы снимали сцену боя, приезжал даже консультант из Москвы, президент Ассоциации военно-исторических актёров Виктор Максимов. Он исполнил в нашем фильме роль немецкого офицера. И перестрелки, и взрывы — там всё будет.

Массовый зритель воспринимает фильм уже через жевательный рефлекс.
Массовый зритель воспринимает фильм уже через жевательный рефлекс. Фото: личный архив/ Михаил Андросов

— Военная бутафория дорого обходится?

— Один выстрел 50 рублей стоит. А там за несколько секунд выстреливается 10-12 патронов, вот тебе сразу полтысячи за секунду.

— Сколько человек задействовали в массовке? Тяжело с ней работать?

— Самая массовая сцена — это когда наши наступали. Там только со стороны немцев было 15 человек. Но мы снимали немцев отдельно от наших. Так что у нас прямого столкновения со взрывами и батальными сценами нет. Это не главное в фильме, в нём важнее людские судьбы и характеры.

досье
Михаил Андросов окончил факультет операторского мастерства Московского института телевидения и радиовещания (мастерская С. Е. Медынского). С 2011 г. член Союза профессиональных литераторов. Снимает игровое короткометражное кино с 2015 года. В 2017 г. его детский приключенческий фильм «Привидение» был отмечен на фестивалях: «Встреча», Skey-Cinema, «Отцы и Дети», «Киномаяк», а также получил диплом кинофорума «Золотой Витязь». Драма 2018 года «Мама, где ты?» завоевала около десятка призов международных и российских фестивалей.

— Много ли любителей среди режиссёров?

— Цифровые технологии позволили пустить это дело в массы. Те же самые мобильники породили целое направление мобильного кино. Кто-то собирает большую команду, тратится на профессиональное кинооборудование. А есть те, кто вдвоём-втроём с одним мобильничком снимают. Не скажу, что они плохо это делают. Но я сторонник того, что в кино все каноны: и технические, и творческие, — должны быть выдержаны на должном уровне.

Артхаус и рефлексы

— Как вы стали снимать кино?

— В школьные годы увлёкся фотографией. Прогресс не стоит на месте, появились видеокамеры — захотелось развиваться уже в плане видеосъёмок. Потом это дело переросло в профессию. Я стал работать оператором на телевидении.

Первые попытки сделать игровую картину предпринял в 2010 году. Мне было 30 с небольшим лет. Ничего серьёзного тогда не выходило. Получалось на уровне домашнего видео. В 2014 году, работая над художественным фильмом в команде режиссёра Игоря Каграманова, я начал понимать, как правильно организовывать кинопроцесс. А в 2015 г. уже снял вместе с режиссёром Екатериной Кричко свою первую короткометражку «Колокольный звон». Это была полноценная 15-тиминутная работа, с которой мы потом стали выходить на фестивали и федеральные каналы.

— На чьи деньги организовывали съёмки?

— Мы работали под эгидой местного телеканала. Он обеспечивал нас сотрудниками и оборудованием для съёмок. Всё делали на добровольных началах в свободное время. Когда мы уже вышли на следующий фильм, то поняли, что нужно плыть самим. Потому что телевидение диктует свои требования и условия. По большому счёту, игровое кино ему не нужно. Это должен быть отдельный продакшн.

— Что было дальше?

— В 2016 г. вышел детский приключенческий фильм «Привидение». И вот там мы уже пустились в самостоятельное плавание. Я называю его своим дебютом, потому что здесь я уже взял на себя и режиссуру, и сопродюсирование — в плане организации работ на съёмочной площадке — и сценарий был полностью мой. У нас появился продюсер — иерей Андрей Беловинцев. На данный момент мы снимаем с ним уже третью ленту.

— В работе над фильмами вы выполняете сразу несколько функций: режиссёра, сценариста, осветителя. Почему?

— К сожалению, в Калуге, как и в других регионах, это общеизвестная практика. Практически все люди, причастные к этому процессу, многофункциональны. С одной стороны, это плохо, потому что нет возможности погрузиться только в одну узконаправленную область, повышая мастерство. Но, с другой, так хоть можно действительно что-то производить. Это и плюс, и минус всех региональщиков.

— Что для вас на первом месте: картинка, которая создаётся на экране, или игра актёров?

— На первом плане вообще история. Это в любом игровом проекте. А уже потом всё остальное.

— Как создать хорошую историю. У вас есть рецепт?

— Кино подразделяется на артхаус и коммерческое, рассчитанное на широкого зрителя. Что выгодно зрителю, обычно определяют продюсеры. Они анализируют возможность коммерческого успеха фильма, и диктуют сценаристам, в какой канве писать историю. Я считаю, российское кино, которое идёт в широком прокате, из-за этих коммерческих заказов, построенных на подражании Западу, само себе роет яму.

— Вы работаете в нише артхауса?

— Получается, да.

— Какие задачи вы ставите перед собой как режиссёр? Фильм должен вызывать у зрителя эмоции?

— Любая история должна работать на чувства, сопереживание и интерес. Когда человек сидит в зале с каменным лицом — это провал. Зритель идёт за эмоцией. Это не тот случай, когда люди, чтоб убить время в кинотеатре, набирают себе пива, попкорна и — какая разница, что там перед ними на экране мелькает. Массовый зритель воспринимает фильм уже через жевательный рефлекс. Я дико не люблю, когда люди жуют во время сеанса. Считаю это неуважением к продукту. То, что происходит сейчас: сидит полный зал, и постоянно слышится хруст, открывание бутылок — ну, это невыносимо! Я даже реже стал в кино ходить. Для меня дико это пришедшее с Запада веяние.

— Как зрители реагировали на ваши фильмы?

— В целом, реакцией на мои фильмы я доволен. Были живые обсуждения, интересные вопросы, встречные идеи. Видел, что работа показана не зря, и она цепляет людей, что силы не зря потрачены и стоит продолжать дальше. Потому что, в общем-то, для зрителей и работаем.

На уровень выше

— На чём, прежде всего, держится авторское кино?

— На желании творить. Самое главное — это когда группа людей горит желанием что-то создать. Команда здесь очень важна. Кино один человек не сделает никогда в жизни. Это массовый труд.

— Каких высот вы стремитесь достичь?

— Я не замахиваюсь на Каннские ветки и Оскары. Я реалист и не мечтаю о заоблачных высотах. Просто стараюсь развиваться и хочу, чтобы каждая последующая работа выходила на уровень выше предыдущей. И чтобы зрители говорили: у нас в Калуге ребята что-то делают, и у них неплохо получается.

— Какой наградой, завоёванной на кинофестивалях, вы гордитесь больше всего?

— Их несколько. Мне очень нравится награда «Золотого витязя», на котором фильм «Приведение» получил диплом «За неожиданный поворот в сюжете». В Самаре мы взяли приз за лучшую операторскую работу. Две картины победили на кинофестивале семейного кино «Отцы и дети» в Орле.

Для меня все они ценны.

— Какую планку ставите перед собой в ближайшее время?

— Освоить мистическое направление.

— Хотите напугать зрителей?

— Не напугать, но дать некоторую потустороннюю глубокую нотку. Эта цель у меня уже давно. Самая главная грань таинственности: что есть наша жизнь и что за её пределами, — эта тема всегда будет волновать. Сценарий мистической драмы уже готов.

— О чём мечтаете?

— Полный метр с удовольствием бы снял. Но на это нужны большие деньги.

— Где можно найти ваши фильмы?

— В Интернете. У нас есть группа «Снимаем кино в Калуге» в соцсети «ВКонтакте». В неё мы выкладываем киноновинки.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах