Примерное время чтения: 9 минут
193

«Поэты всего мира за Россию». Отмену культуры спасет «народная дипломатия»?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. АиФ-Калуга №44 02/11/2022
Столь близкая встреча с президентом Мадуро — действительно «дипломатическое чудо».
Столь близкая встреча с президентом Мадуро — действительно «дипломатическое чудо». / Вадим Терёхин / Из личного архивa

«В Латинской Америке традиция есть, когда тысячи людей ходят послушать одного поэта. В Меделине я выступал на аудиторию 15–20 тысяч. Я читал на русском, затем переводчик то же стихотворение — на испанском. Встречают они всё это с огромным энтузиазмом. Очень эмоционально, с криками, визгами».

Калужский поэт, сопредседатель Союза писателей России Вадим Терёхин в перерыве между поездками в Венесуэлу и Индию рассказал о том, как поэзия помогает объединять народы и почему поэты всего мира против отмены русской культуры.

Диалог с президентом

Владимир Андреев, Kaluga.aif.ru: Вадим, как вас занесло в Венесуэлу?

Вадим Терёхин, поэт

Вадим Терёхин: Не то, чтобы занесло. Это наша плановая поездка. Есть такое мировое литературное движение «Мир без стен». В 2011 году крупные писатели и поэты мира решили объединиться и вместе продвигать свои идеи. Сейчас в это движение входит около 170 стран. В координационном совете 18 человек. Россию в нём представляю я. В Венесуэле проходил XVI международный поэтический фестиваль. Начался он в Каракасе, продолжился в других городах. Открывал фестиваль президент Венесуэлы Николас Мадуро.

Досье
Вадим Терёхин родился в 1963 году в Тульской области. В 1996 м окончил Московский литературный институт им. Горького. Является одним из основных организаторов и участников крупных международных культурных проектов в Македонии, Китае, Сирии, Вьетнаме, Колумбии, Бахрейне, ОАЭ, Венесуэле. Обладатель более десятка всероссийских литературных премий. Член-корреспондент Петровской академии наук и искусств, действительный член Академии российской словесности. Сопредседатель Союза писателей России, член координационного совета Международного поэтического движения «Мир без стен».

— Удалось пообщаться с ним накоротке?

— Мадуро высокий, крепкий мужчина, из тех, которые женщинам нравятся. С чрезвычайной харизмой, великолепным обаянием. Я с ним столкнулся, как только прилетел. Меня прямо из аэропорта забрали и на машине отвезли на праздник коренных народов. Приехал, смотрю — там Мадуро выступает. А на официальном открытии фестиваля я подарил президенту флаг Союза писателей России и лаковую миниатюру — наши народные промыслы. Как мне потом сказал вице-президент Фредди Наньес, Мадуро был потрясён и приятно удивлён подарком. Он был вместе с супругой, она специалист по искусству и оценила миниатюру.

А чрезвычайный и полномочный посол РФ в Боливарианской Республике Венесуэла Сергей Мелик-­Багдасаров мне потом сказал: «Вам удалось совершить чудо, потому что близко к Мадуро никого не подпускают». Более того, в руки он незнакомые предметы не берёт. А здесь мне с ним удалось не только вблизи пообщаться и подарок подарить, но и заставить его флаг развернуть. Да ещё и на публику с ним сфотографироваться. «Немыслимо просто», — оценил такое моё хулиганство Мелик-­Багдасаров.

Мадуро поблагодарил меня, кстати, на русском языке. Похвалюсь ещё: в своём приветственном слове на открытии фестиваля он говорил только о четырёх поэтах: об одном местном, о женщине из Лесото, о колумбийце Луисе Фернандо Рендон Мерино и о вашем покорном слуге. Даже цитировал мои стихи, не дословно, конечно, — тему из моего стихотворения про слово и музыку.

Кстати, один из министров, занимающихся в Венесуэле, как мы бы сказали, социальными вопросами, входит в правление нашей организации, предложил издать антологию русских поэтов к открытию Венесуэльской книжной ярмарки. В течение месяца. Пригласил меня ещё раз приехать в Венесуэлу на открытие этой ярмарки, но я не смогу, 6 ноября еду в Индию. Там пройдут три общегосударственных литературных фестиваля.

Что не стихи, то проза

— Сталкивались с проблемой перевода русских стихов на другие языки?

— У меня был опыт перевода моих стихов на испанский. Более того, мы издали перекрёстную антологию. Перевели на русский стихи двадцати колумбийских поэтов, а они, соответственно, 20 наших — на испанский. Книги вышли в этом году.

Поэты читали стихи не только в многотысячных залах, но и перед жителями венесуэльских трущоб.
Поэты читали стихи не только в многотысячных залах, но и перед жителями венесуэльских трущоб. Фото: Из личного архивa/ Вадим Терёхин

Главное, чтобы переводчик был хорошим поэтом. Дело в том, что вся Европа, вся Латинская Америка давно пишут свободным стихом. Исключение есть, но в основном все пишут без рифмы. И, кстати, они считают это достижением. А я убеждён, что поэзия стоит на силлабатонике, то есть писать надо в рифму.

— Текст текстом, но ведь важна мысль, образы, оформленные кратко, ёмко.

— Согласен. Важна метафора, но такая у них сложилась традиция. Кстати, мы издали ещё одну антологию западных поэтов и перевели все их стихи в рифму. Есть точный перевод, а есть поэтическая версия. Её мы и опубликовали.

— А как иностранные поэты относятся к русским рифмованным стихам?

— Они всё понимают, но считают, что для них рифма — пройденный этап. Такая свобода.

— Есть опасения, что эти веяния к нам придут?

— Всё возможно, но пока русская поэтическая школа держится. Понимаете, у нас огромный разрыв: мы не знаем современных зарубежных поэтов, они не знают нас. Там известен традиционный старый поэтический набор: Вознесенский и Евтушенко.

— Но ведь и в России наших современных поэтов знают мало. Вечеров в Политехническом уже не будет?

— В России в каждом городе есть свои маленькие тусовки. А те знаменитые поэтические вечера в Политехническом во времена оттепели середины прошлого века — да, остались в памяти. Однако есть сегодня у нас большие поэтические форумы, но обычно люди туда приходят не на какого то одного автора. Это все же сборные концерты. А в Латинской Америке такая традиция есть, когда тысячи людей ходят послушать одного поэта. В Меделине я выступал на аудиторию 15–20 тысяч.

— Вы читали на русском языке?

— Да, рядом был парень, актёр. Я читал на русском, затем он то же стихотворение — на испанском. Встречают они всё это с огромным энтузиазмом. Очень эмоционально, с криками, визгами. У меня есть стихотворение, которое переведено практически на все языки мира, называется «Слово и музыка». Говорят, что оно звучит хорошо на всех языках и реакция на него в Венесуэле была как на забитый гол любимой футбольной командой.

Все поэты в гости к нам?

— А что нам в России поэзия уже не нужна?

— К сожалению, пока да. Мы пытаемся прорвать эту информационную блокаду. Во Вьетнаме фестиваль был на уровне президента страны, в Индии тоже, Венесуэле, Колумбии. А у нас фестивалей такого масштаба с ответной реакцией правительства РФ нет.

Мне очень многие литераторы в самых разных странах говорят: мы за вас, мы за Россию. Предлагают собрать у нас вместе всех поэтов, которые любят и поддерживают нашу страну, это важно. Говорят, сделайте такую акцию. Пусть она будет не политическая, но приедут сотни поэтов со всего мира, которые не хотят отмены русской культуры, русского поэтического слова.

Выступление и встречи в Валенсии столице штата Карабобо.
Выступление и встречи в Валенсии столице штата Карабобо. Фото: Из личного архивa/ Вадим Терёхин

И ведь речь идёт не только о поэтах из Латинской Америки, Индии и Вьетнама. Мой друг, соратник по перу из Великобритании мне недавно написал: «Несмотря на сложную политическую ситуацию, ты всё равно остаёшься моим другом и всегда можешь рассчитывать на мою поддержку».

— Очень хорошая идея собрать поэтов мира в России. А почему бы это не сделать в Калужской области?

— Слишком мало людей, которые хотят нас слушать, хотя эта идея очень сильно сработала бы на имидж России в мире. Я постоянно живу в Калуге, но тут как в Библии, «нет чести в Отечестве своём». Я бы вообще всю деятельность нашего Центра российского отделения движения «Мир без стен» переместил в Калугу. Быть эпицентром мировой поэзии в данный момент дорогого стоит. Но здесь всё зависит от губернатора, от руководства Минкульта.

К нам готовы приехать сотни поэтов со всего мира, которые не хотят отмены русской культуры, русского поэтического слова.
Почему бы в Калуге это не сделать? Если есть возможность, если сегодня в мире знают Вознесенского, Евтушенко и Терёхина. Можно как шутку это воспринять, но я не знаю в России никого, кто бы занимался связями с зарубежным поэтическим сообществом. Только я, и я хочу перетянуть работу в этой сфере в Калугу. Это ведь и есть настоящая народная дипломатия, мы — поэты, писатели свободные люди, не чиновники, не политики. Мы можем.

Но Калуга почему то не хочет сотрудничать. Я всё намекаю, намекаю, что надо бы область подтянуть к этому движению, рекламировать регион в мире. Но пока тишина.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах