Примерное время чтения: 7 минут
153

Издал «Русскую рулетку». 55 лет калужскому поэту Дмитрию Кузнецову

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. АиФ-Калуга №24 15/06/2022
Дмитрий Кузнецов: «У Маяковского с Есениным был спор настоящий, принципиальный, с кровью».
Дмитрий Кузнецов: «У Маяковского с Есениным был спор настоящий, принципиальный, с кровью». / кадр из спектакля "Конармия" / Коллаж АиФ

Он неудобен, потому что говорит, что думает. Говорит в рифму, и это ещё больше вызывает у некоторых раздражение. Он родился в один день с Пушкиным. На днях Дмитрию Кузнецову исполнилось 55 лет.

Из технарей — в лирики

Владимир Андреев, kaluga.aif.ru: Дмитрий, как же вас угораздило родиться в один день с «нашим всем»?

Дмитрий Кузнецов

Дмитрий Кузнецов: Да как-то так угораздило. Случайность. Хотя читать я учился по Пушкину. «Руслан и Людмила» — первая книга, которую мама мне читала и по которой я учился разбирать буквы и слова. Первые стихи я написал лет в шесть. Помню их до сих пор: «На рассвете конники красные пришли…». Писал в юности много лирических стихов. Молодость, девочки, первая влюблённость, — и я этим промышлял очень плодотворно.

— Друзьям помогали очаровать юных особ?

— Было такое, по их просьбе писал. Хорошее было время. Вообще, я никогда не планировал поступать в литературный институт и даже не знал о его существовании. Готовился в экономический на вечернее отделение, работал на Турбинном заводе в Калуге. Хотя я не технарь. Когда мне первый раз показали огромные чертежи на Турбинке, я чуть сознание не потерял от страха.

И тут попалось мне объявление, что на конкурс в литинститут нужно послать десяток своих стихов. Послал и забыл. Вдруг приходит извещение о том, что я прошёл. Тогда я все эти экономические учебники сложил, перевязал и выбросил на помойку.

досье
Дмитрий Кузнецов — научный сотрудник Калужского объединённого музея-заповедника и главный редактор историко-краеведческого журнала «Калужское наследие». Член оргкомитета Международного кинофестиваля «Русское зарубежье». Лауреат литературной премии им. генерал-лейтенанта барона П.Н.Врангеля. Автор текстов более 50-ти песен и романсов, входящих в репертуар артистов Москвы и С-Петербурга.
— Студенческие годы вспоминаете с ностальгией?

— Это были великолепные годы, конец 80-х, ломка мировоззрения. Над нашим институтом ребята подняли триколор. Рядом на Пушкинской шли постоянные митинги. До сих пор помню, как Новодворская получила дубинкой по спине и хрюкнула от неожиданности. В 1993 году я закончил литинститут. Тогда Москва уже серьёзно бурлила. А мне казалось, что всё это какая-то нехорошая постановка.

— Но диплом вы получили…

— Да, вместо дипломной работы нам нужно было издать свою книжку. Первый сборник стихов я напечатал на украденном списанном рулоне бумаги. Он назывался «Русская рулетка». Я тогда в Калуге работал на полиграфическом предприятии.

— Сегодня нужен в России  литературный институт?

— А вот не знаю. Конечно литинститут — это продукт советской эпохи. Его придумал Горький, и он был заточен под советскую идеологию. Разные люди из него выходили. И Рубцов, и будущие диссиденты. Но сути это не меняет. Это такое детище Союза писателей, который тоже был сформирован как идеологическая машина. Сейчас того литинститута, в котором я учился, уже нет. У меня о нём осталась добрая память.

Зачем навязываться?

— Про вас говорят, что вы — монархист. Вы действительно себя таким считаете?

— Абсолютно не так. Белое движение — это тема моей жизни, но я никогда не называл себя монархистом. Я вообще считаю, что сегодня человек, мнящий себя таковым, — клинический идиот. Сама идея монархии страшно дискредитирована современными институтами демократии. Какая власть должна быть в России — я не знаю. Но монархия — вряд ли.

— В СССР если ты с дипломом литинститута, член Союза писателей, то ты в шоколаде, независимо от таланта. А как сейчас?

— Право на квартиру, на дополнительную жилплощадь под библиотеку, поездки по странам соцлагеря и так далее. На гонорар от книжки можно было квартиру купить. Сейчас есть столичный истеблишмент, который живёт своей жизнью и плохо представляет, что происходит в провинции. Есть группа, которая почему-то являет собой лицо современной российской поэзии и литературы. А на самом деле есть хорошая поэзия и есть плохая. Всё.

Я несколько лет назад решил поближе познакомиться с поэзией молодых людей. Ходил по этим всяким лофтам, смотрел, слушал. Они там сидят, пьют кофе, грызут печенюшки и читают какой-то бред. Мне так скучно там всегда было. Как они живут, зачем им всё это?

— Сегодня издать книгу стихов практически невозможно, а уж заработать на ней, наверное, тем более…

— Я однажды на своей книжке заработал на поездку в Париж. Хороший был гонорар. «Колобок и два жирафа» называлась, и одновременно мюзикл, который делал московский композитор Кольцов, играли актёры театра Образцова. Больше я никогда не ничего не получал за свои стихи. Да я и никогда ничего не издавал за свои деньги. Я считаю это для себя оскорблением. Если я не интересен читателям, зачем навязываться?

До первой катастрофы

– А что должно случится, чтобы поэты вовсе исчезли?

— Поэты всегда были и будут. Вот странно, в начале 20-х
годов в России гражданская вой­на, люди друг друга режут и — поэтический бум. Футуристы собирают огромные залы.

— А сейчас почему этого нет? Где поэты, которыми зачитываются?

— У Маяковского с Есениным был спор настоящий, принципиальный, с кровью. А сейчас все эти баттлы — плохо срежиссированная постановка. Не от сердца. К тому же сегодня вся литература перекочевала в Интернет. Библиотека в смартфоне. Я люблю бумажные книги и всегда смеюсь над молодыми — до первой катастрофы. Вот отключат свет и всё. Никакого вашего рэпа, только плясать снова под гармошку.

«Я люблю бумажные книги и всегда смеюсь над молодыми — до первой катастрофы. Вот отключат свет и всё — снова плясать под гармошку».
— Как выжить поэту в России? Писать под заказ?

—  Если стихи гениальные, то какая разница — под заказ они были написаны или нет. Было время, когда все в Калуге помешались на гимнах. Кстати, Калужский гимн написала моя супруга, Марина Улыбышева, и он до сих пор звучит. Ей, правда, тогда ни копейки за него не заплатили, но дело не в этом. Я ей говорил, не ввязывайся, ничего хорошего не выйдет, и ради смеха написал свой вариант гимна:

Калуга, Калуга,

Любимой подругой

Недаром гордится Москва.

Да здравствуют наш губернатор с супругой

И наш городской голова.

За груды хурмы и лимонов,

За свет и за воду в трубе

Спасибо тебе, Артамонов,

Любимов, спасибо тебе!

Я писал, чтобы облегчить работу композитору и вспомнил все советские песни. Не приняли.

— И какова была реакция чиновников?

— Сказали «забористо». Без последствий. Да меня никогда не трогали. Единственное было ток-шоу в конце января этого года, и меня вызвали в прокуратуру. Какой-то коммунист накропал, что я считаю, что из Ленина нужно сделать плевательницу и расставить по городу. Он написал, что я плюнул в лицо целому поколению. В общем, я потом писал объяснительную, что во исполнение приказа городского головы по очистке города я решил помочь избавить Калугу от мусора. Как умею. Этим дело и закончилось. 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах