73

В рамках свободы. Детский омбудсмен о том, когда начинается ответственность

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. АиФ-Калуга №13 31/03/2021
С раннего детства ребёнок начинает прощупывать границы дозволенного, и если его не остановить, то он перейдёт все границы.
С раннего детства ребёнок начинает прощупывать границы дозволенного, и если его не остановить, то он перейдёт все границы. pixabay.com

Почему дети стремятся сделать достоянием общественности издевательства над своими сверстниками, как этого избежать и чем можно помочь пострадавшим от таких действий. Об этом «АиФ-Калуга» рассказала уполномоченный по правам ребёнка в регионе Ольга Коробова.

Напомнить об обязанностях

Надежда Бастрикова, «АиФ-Калуга»: Вы работаете над защитой прав детей, а вам не кажется, что у них стало слишком много прав?

Ольга Коробова

Ольга Коробова: В определённый момент мы, наверное, всё же перегнули палку, когда стали говорить о правах, забывая рассказывать об обязанностях. В нашем регионе в последнее время чаще обращают на это внимание, что существует ещё ответственность. Именно в непонимании этого сейчас находится корень большого количества проблем.

— Это разве не из семьи идёт? Кто должен привить понимание этого?

— Правовая некая подкованность, знакомство хотя бы с азами понимания неотвратимости наказания, ответственности и понимания последствий, какие могут наступить, конечно, должны идти из семьи. На встречах с несовершеннолетними нарушителями часто слышим, что они не знали, к чему могут привести их поступки. Не думали, что всё может быть так серьёзно.

Мы все знаем, что с самого раннего детства любой ребёнок начинает прощупывать границы дозволенного, причём везде. И если он понимает, что окружающие позволяют это, то он начинает делать шаги дальше в этом направлении. С противоправным поведением происходит тоже самое. Если ребёнок попытался сделать что-то и его не остановили вовремя, то он попробует сделать ещё чуть побольше. Сейчас, например, большая проблема с темой закладок наркотиков.

Досье
Коробова Ольга Владимировна родилась 15 сентября 1978 года в Московской области. Закончила Калужский государственный университет в 2001 году по специальности история. Работала с детьми и молодёжью. В 2012 году закончила Российскую правовую академию по специальности юриспруденция. С октября 2017 года назначена на должность Уполномоченного по правам ребёнка в Калужской области.

— А в чём, по-вашему, причина тяги к этому «бизнесу»? Стремление к лёгким деньгам или всё-таки отсутствие информирования?

— Психологи говорят, что это стремление таким образом самоутвердиться. Часто это дети не из малообеспеченных семей. Кого-то на это толкает потребность в острых ощущениях, кого-то желание показать свою самостоятельность, самоутвердиться. И это подростковая самоуверенность. Убеждённость в том, что меня не поймают, я всё сделаю так, что меня не заподозрят.

Путь блогера

— Мы буквально недавно со знакомыми обсуждали тему травли. Раньше она была в пределах школы, района, а теперь это становится известно во всём городе, а то и стране через Интернет.

— Каждый человек имеет право на ошибку. Но наши проступки в лучшем случае остались в воспоминаниях одноклассников, а сейчас любое действие оставляет свой след во Всемирной паутине. И эту информацию может найти кто угодно, как положительную, так и отрицательную. Известны примеры многих компаний, в которых, подбирая кандидатов, изучают их историю жизни в Сети. Сейчас очень модно «хейтерство из-под маски». Люди позволяют себе анонимно выплёскивать то, что раньше выливалось только на очень близкий круг общения. Это страшно, ведь дети видят, что такое возможно. И что хуже — учатся этому. А у них ещё не всегда хватает фантазии замаскироваться или делают это неумело.

— В нашем регионе за последнее время участились случаи, когда подростки издеваются друг над другом, или толпой на одного нападают, снимают видео и выкладывают его в Сеть. Ваши специалисты вмешиваются в такие ситуации?

— Мы проводим с детьми занятия в форме правового квеста. Суть его состоит в том, что выбираются четыре героя одной ситуации. У каждого своя история, своя правда и, соответственно, взгляд на событие. У каждого героя есть пакет документов, и мы предлагаем детям, выслушав историю, мнение каждого героя, посмотрев документы, сделать выводы. По нашим наблюдениям, после каждого квеста дети-наблюдатели начинают задумываться о последствиях.

—  Это работа с теми, кто уже побывал в подобных историях?

— Нет. Это мера профилактики возникновения подобных ситуаций. К нам обращаются учителя, руководители учебных заведений, где есть предпосылки к развитию таких историй. Сейчас мы обучаем студентов, чтобы они могли проводить такую работу, поскольку потребность в ней есть. По отзывам педагогов, именно такие интерактивные мероприятия сейчас пользуются успехом. Дети лучше воспринимают информацию проживая конфликт в игре.

— Откуда же всё-таки берётся это стремление снимать всё на видео и обнародовать?

— На недавних митингах я подходила к группкам детей и спрашивала зачем они снимают. Ребята помладше убирали телефоны и уходили. А те, кто постарше, отвечали, что это некий контент, который привлечёт к их странице в социальных сетях дополнительное внимание. Это юные блогеры. Сейчас исследования многие говорят о том, что многие молодые родители будущее своих детей видят в этом. Хотят, чтобы их ребёнок, повзрослев стал блогером. Поскольку родители это поощряют, то и дети во всём ищут этот интересный контент. Но многие даже не понимают, что за некоторые такие съёмки и распространение этих материалов также предусмотрена ответственность.

Опыт на своих

— Вы как омбудсмен как видите дальнейшую работу в условиях постоянно появляющихся технологий и тенденций общества? Больше ответственности привить детям?

— Конечно. Есть же известная фраза, что права одного человека заканчиваются там, где начинаются права другого, а её автор был революционером. И он делал акцент на том, что необходимо помнить об окружающих. То есть, как только понимание этой фразы вернётся в общество, мне кажется, ситуация начнёт меняться. Работы предстоит много, к тому же постоянно возникают какие-то новые ситуации.

— А на своих детях применяете методы работы?

— Ну, конечно. Но со своими сложнее. Во-первых, не всегда хватает времени. Я когда только вступила в должность, времени не хватало ни на что, и дочь одиннадцатиклассница у меня как-то спросила, когда у меня приёмные дни, чтобы она могла записаться. С другой стороны, дети с младенчества слышат наши с мужем разговоры, юридические обсуждения каких-то ситуаций, и я понимаю, что им это на пользу. Они что-то запоминают, понимают, учатся анализировать ситуации. И мне кажется надо больше с детьми разговаривать в семьях.

— Замечаете изменения?

— Конечно. Подросткам хочется разговаривать, а многие родители всё ещё видят в них детей. У нас был случай, когда я отвозила сына с друзьями и спросила их о каникулах, каких-то делах в школе. А они в ответ у меня спросили про события в Беларуси. То есть мы к ним, как к детям, а они хотят обсудить какие-то серьёзные вопросы с людьми, которых знают. Это хорошо. Вопрос в том, чтобы родители чувствовали, что в этот момент нужно отложить всё остальное: работу, готовку, проблемы. И если ребёнок задаёт вопросы, которые отличаются от обычных, то надо с ним порассуждать, услышать его позицию. Им это нужно. И это должны помнить родители каждого подростка.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах