aif.ru counter
31.07.2019 16:14
218

Раскапывая прошлое. Какие культуры существовали на месте современной Калуги

Археологические раскопки — в первую очередь, планомерная и кропотливая работа.
Археологические раскопки — в первую очередь, планомерная и кропотливая работа. © / Игорь Болдин / Из личного архива

Впервые Калуга появляется в летописях в 1371 году, однако это не значит, что прежде на месте города ничего не было. Пролить свет на многие эпохи могут только археологи, буквально очищающие прошлое от налёта последующих столетий.

Совсем недавно в областном центре прошли масштабные раскопки, территория которых составила 300 квадратных метров. Как оказалось, калужская земля способна подкинуть исследователям немало загадок.

Исчезнувший народ

Одна из уникальных культур, связанных с калужской землёй, — мощинская, названная так по селу Мощины в Мосальском районе. История походила бы на сказку о волшебном народе, создававшем красивые вещи и внезапно исчезнувшем непонятно куда, если бы не была подтверждена результатами археологических раскопок.

«Это было очень развитое в экономическом и культурном плане балтское племя, — рассказывает заведующий научно-исследовательским отделом Калужского объединённого музея-заповедника, кандидат исторических наук Игорь Болдин. — Они жили на территории центральной и южной частей Калужской области с третьего по пятый век нашей эры, а в начале шестого просто исчезли. Славяне на этих землях появились позже, так что мы вообще не знаем, что здесь творилось до XIX века».

У представителей мощинской культуры были очень хорошо развиты ремёсла: обработка кости, железоделательное производство. А такую керамику славянские племена научились изготавливать только спустя тысячу лет.

Среди находок — ажурные навершия булавок, которые имели чисто эстетическое назначение, чёрная лощёная посуда (столовая, не кухонная), железные фибулы, подражание аналогичным застёжкам для плащей с периферии Римской империи.

Кроме того, до мощинцев обычное жилище представляло собой сплошной дом, поделённый на небольшие отсеки, а представители этой культуры уже строили индивидуальные дома, стоящие обособленно.

Они не просто внезапно исчезли: никаких следов этого народа в других регионах не найдено. Есть только теории об их возможной связи с некоторыми упомянутыми в летописях племенами.

Слой за слоем

Археологические раскопки начинаются не с того, что археолог с воодушевлением всаживает лопату в приглянувшийся холмик. Почти все поселения до XV-XVI века были связаны с реками — источниками питьевой воды и транспортными артериями. То есть подходящий склон (на плато строились редко) может оказаться местом обитания людей прошлого.

«Закладываются шурфы метр на метр. Если есть более тёмный слой почвы, а в нём фрагменты керамики, то это остатки поселения, — поясняет Игорь Болдин. — В зависимости от длительности проживания людей меняется окрас слоя и насыщенность его предметами».

Найденные во время раскопок предметы позволяют датировать культурный слой.
Найденные во время раскопок предметы позволяют датировать культурный слой. Фото: АиФ-Калуга/ Екатерина Кузьменко

Далее будущий раскоп размечается и разбивается на квадраты. С каждого квадрата снимается грунт, относится на сито с ячейками в 10 миллиметров. Когда все квадраты сняты, раскоп зачищается, чтобы поверхность была ровной. Рабочий процесс тщательно документируется, а по итогам раскопок пишется подробнейший отчёт, по которому ход работ сможет воссоздать даже сторонний специалист.

Современная археология не замкнута сама на себя. Интересные данные о месте раскопа могут сообщить почвоведы, знающие, чем земля, на которой были распаханные поля, отличается от земли, где наши предки огородничали.

Многие памятники археологи исследуют по 10-20 лет — и это не предел.

Ворованная история

В Полотняном заводе на одном из прудов начали вести работы без соблюдения тех требований, которые предъявляются к объекту культурного наследия. Следовало провести обследование, понять, как он работает. Пруд спустили, он вроде бы наполняется, но как, чем и почему — неизвестно.

«Усадьбы Калужской области тоже далеко не все в удовлетворительном состоянии. Сейчас в рамках национального проекта «Возрождение усадеб» ведётся работа по Павлищеву Бору. Авчурино включено в федерально-целевую программу. В усадьбе Белкино работает частный инвестор, — рассказал директор Калужского объединённого музея-заповедника Виталий Бессонов. — В Калуге мы рискуем утратить Дом Ципулина. Он частично относится к жилому фонду. Нельзя сказать, что мы утратим его завтра, но его состояние ухудшается. На данный момент утрачено живописное крыльцо».

О том, насколько нелегальные раскопки вредят археологии, было сказано немало. Достаточно сравнить работу археолога-профессионала, слой за слоем извлекающего прошлое из-под земли, и выкапывание звякнувшего под металлоискателем предмета очередным любителем древностей.

Дело в том, что для археологии сами предметы значения не имеют, равно как и их сохранность. Например, в случае с монетой очень важно определить, когда, кто и где её отчеканил. Что действительно важно, так это место находки: его фиксируют с точностью до сантиметра. Это позволяет датировать тот или иной слой.

Проблема сохранности исторических памятников остро встала около двадцати пяти лет назад. Тогда в широкой продаже появились металлоискатели, а институт археологии издал карту России, где были отмечены все имеющие археологическую ценность объекты. Сейчас она отнесена к разряду секретных, но одно время добыть её не составляло труда.

«Федеральный закон «Об объектах культурного наследия» определяет культурные ценности как следы жизнедеятельности человека, возраст которых превышает 100 лет. Такие предметы, найденные в почвенном слое, являются государственной собственностью, — комментирует ситуацию заместитель прокурора Ферзиковского района Дмитрий Меньков. — При проведении именно археологических работ требуется разрешение компетентного государственного органа в сфере охраны объектов культурного наследия. Земляные работы по поиску ценностей без него образуют состав административного правонарушения. Если повреждён культурный слой, то это уже состав преступления».

Наказанием за незаконный поиск археологических предметов и их изъятие из мест залегания может стать лишение свободы на срок от двух до шести лет. Если культурный слой при проведении нелегальных раскопок повредить не успели, то штраф за административное правонарушение составит от полутора до двух с половиной тысяч рублей для физического лица, от четырёх до пяти тысяч — для должностного и от сорока до пятидесяти — для юридического. Все найденные предметы при этом, равно как и оборудование, подлежат конфискации.

К слову, проблемы с законом могут возникнуть не только у тех, кто грабительски раскапывает исторические памятники, но и у тех, кто любит пройтись с металлоискателем по недавно заброшенным деревням. Даже у самого заросшего участка с развалившимся домом могут найтись владельцы, возмущённые появлением на их территории чужака, и закон будет на их стороне.

Нередко ценные находки становятся и жертвами городской застройки. Так, уникальную бревенчатую систему XVIII века, обнаруженную при строительстве банка возле храма в честь жён-мироносиц, или брёвна крепости, найденные во время работ в городском парке, просто упрятали под землю и бетон.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество