160

«Выглядим блекло». Чем гордилась старая Калуга и чего нет в новой

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51. АиФ-Калуга №51 16/12/2020
Помощниками в деле сохранения исторического наследия зачастую выступают обычные добровольцы.
Помощниками в деле сохранения исторического наследия зачастую выступают обычные добровольцы. Том Сойер Фест в Калуге

Краевед Николай Брокмиллер живёт в областном центре с середины прошлого века. Видит, как меняется город, исчезают старинные здания и приходят в запустение знаковые места. Возможно ли сохранить старину или это нереализуемый проект, и почему в этом деле мы отстаём от других, выяснял «АиФ-Калуга».

Утопающая в зелени

Анастасия Ермакова, «АиФ-Калуга»: Вы живёте в областном центре с 1955 года. По-вашему, раньше город был лучше?

николай брокмиллер

Николай Брокмиллер: Я застал Калугу середине прошлого столетия ещё не такой разрушенной в старой исторической части города и зелёной, утопающей в зелени. Помню огромные ясени и липы по улице Ленина, когда ещё не пустили первый троллейбус. Во время демонстраций верхушки деревьев специально гнули верёвками рабочие, чтоб они создавали арки. Мы тогда завоёвывали первые места по озеленению и благоустройству в СССР.

— Вы возглавляете городское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Чем оно занимается?

— Основная задача ВООПИК — поднимать злободневные проблемы перед руководством города. Ушлые предприниматели видят старый заброшенный дом в центре города и любыми путями пытаются вывести его из списка объектов культуры. А затем на этом месте построить что-то удобное для себя. Отчего в последние годы, по моему мнению, Калуга начинает напоминать лоскутное одеяло.

досье
Николай Брокмиллер родился в 1947 в Калининграде. В 1970 окончил КФ МГТУ им. Баумана и устроился инженером на Калужский турбинный завод. Член рабочей группы по сохранению исторической памяти при губернаторе области. В 2000 г. получил звание Заслуженного работника культуры РФ. В 2008 г. — Заслуженного работника промышленности Калужской области. С 2018 г. возглавляет городское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

— За что сейчас боретесь?

— За сохранение дома драматурга Соловьёва по адресу: ул. Луначарского, дом 5. Власти вроде бы обещают учесть наше мнение. Драматург Соловьёв — незаслуженно забытая личность в истории русской литературы. Он соратник Островского и вместе с ним писал пьесы на злободневные темы. В этом доме он снимал квартиру и прожил в нём 10 лет. Похоронен в Калужской области. Но, к сожалению, эта площадь и территория сейчас продана московскому предпринимателю. Мы добились, чтобы дому снова присвоили статус объекта культурного наследия. И очень хотели бы, чтобы, в конце концов, его кто-то взял на заметку.

— Рассчитываете найти мецената, который отреставрирует дом? Разве в Калуге такие есть?

— Да, например, предприниматель Денисов. Он восстановил уже два дома: один на улице Баумана, а другой — дом Билибиных на ул. Кутузова. Правда, здания используются по другому назначению. Но нам самое главное — чтобы не терялся их архитектурный облик. Пусть внутри интерьер будет другой, но сохранённые фасады формируют тот вид старой Калуги, которая у нас была до середины 50-х годов прошлого столетия. За что я и борюсь.

Хромота на обе ноги

— Расскажите, что сейчас важнее всего сохранить и восстановить. Какие болевые точки у города?

— Наша первоочередная проблема — привести в порядок калужский городской бор и Березуйский овраг. Лес необходимо сохранять, чтобы не было дальше уничтожения вековых сосен, которые там находятся, чтобы соблюдались все нормы по эксплуатации памятника федерального значения.

— Вы говорите об инциденте в марте текущего года, когда город взялся за вырубку сосен, объясняя это санитарной чисткой? Разве её не остановили по распоряжению губернатора Шапши?

— Остановили, но проблема остаётся. Лесоповал, стройки, не соблюдается охранная зона. Как выяснилось, она вообще отсутствует из-за того, что удобно стало строить дачи большим чиновникам, выводить земли из-под охранных зон. По этому поводу мы послали повторное заявление в Минприроды в Москву. Неужели чиновники не понимают, что это лёгкие нашего города? И что через несколько лет достанется нашим потомкам, если мы не будем бережливо относиться к тому, что имеем?

— Какие планы на Березуйский овраг?

— Его заросшие склоны следует привести в порядок. Бывший городской голова Дмитрий Разумовский обещал это сделать, были проекты. На сегодня ничего нет, только одни разговоры и наше желание обратить внимание руководства на знаковое для Калуги место, откуда пошёл город. Сейчас овраг в плачевном состоянии, это просто клоака в центре города. Не знаю, когда всё это сделаем.

— Это всё живые памятники. А есть архитектурные — наиболее важные для города?

— Конечно, мы ратуем за выделение средств по программе «Старый город» на восстановление домов по ул. Воскресенской. Есть планы, но, как всегда, не хватает денег. Людям, оказавшимся там, можно только посочувствовать. Они заложники судьбы. Эти купеческие дома были экспроприированы у владельцев после революции, их превратили в коммуналки. И город за 100 с лишним лет практически ничего не делал. Вот на Западе это делают. Оставляют внешние стены такими, какими они были изначально, а внутренний интерьер переделывается под современные нужды.

— Удаётся донести эти планы до властей? И можно ли надеется на их реализацию?

— Нас слышат, но мало что делают. Мы с руководством находимся в параллельных течениях. Да, мы существуем, мы есть, мы что-то говорим, сотрясаем воздух. Но, по сравнению с тем, как реализуются и отстаиваются краеведами предложения в Рязани, Пскове, Ярославле, — у нас, к сожалению, хромота на обе ноги. Мы в худшем состоянии из городов, расположенных по Оке. Если проехать посмотреть — везде в других городах и набережная оформлена. Мы же только всё об этом говорим.

— В чём основная причина такого положения, по-вашему?

— Я считаю, что в финансировании. Сейчас ситуация сложная, деньги направляются в основном на медицину. А депутаты их делят, как-то приводя в порядок свои микрорайоны. Появление детских площадок — всё это нужно, но это вторично. Хотя объясняют тем, что людям нужно жить сейчас. Но тогда мы все Иваны, не помнящие родства. Нужно приводить в соответствующее состояние историческую часть города, чтобы мы не блекло выглядели на фоне других городов.

«Медная бабушка»

— По образованию вы инженер, всю жизнь работаете на турбинном заводе. Как связали свою жизнь с краеведением?

— Как-то после окончания института пересёкся на экскурсии с двумя дамами — бывшими гидами. И они меня убедили заняться этим делом. Я закончил специальные курсы и водил экскурсии в выходные. Эта работа подвигла меня на дополнительное изучение истории калужского края.

— Вы защищаете историю города уже много лет. Этим летом получили награду от городских властей «За личный вклад в развитие Калуги». Что бы вы мечтали увидеть здесь?

— В 2025 году исполнится 250 лет со времени судьбоносного визита в Калугу Екатерины II в 1775 году. Её приезд означал полное изменение судьбы заштатного городишки с превращением его в губернский город. Конечно, у нас должен быть установлен памятник императрице. Понимаю, что это дело времени. Но и в этом плане мы опять отстаём. Ведь в 17 городах России он есть. И не нужно ничего разрабатывать. В своё время памятник был заказан в Германии прапрадедом Натальи Гончаровой. Пролежал много лет в подвале Полотняного завода. Сам Пушкин устраивал его судьбу, называя статую «медной бабушкой». В конечном итоге её установили в Екатеринославле, откуда немцы вывезли во время войны, и дальнейшая судьба неизвестна. Но уменьшенная копия находится в музее Полотняный завод.

— Пока денег нет, остаётся только ждать и мечтать? Как думаете, калужские краеведы с этим смирились?

— Я считаю, что бойцовских качеств у калужских краеведов предостаточно. Есть грамотные, знающие, изучающие Калугу — и не один десяток. Я это вижу.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах