Примерное время чтения: 7 минут
36

«Тяжело, но никто не сдаётся». Как калужский писатель помогает Донбассу

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. АиФ-Калуга №18 04/05/2022
Девочки-волонтёры не жалеют ни времени, ни сил для общего дела.
Девочки-волонтёры не жалеют ни времени, ни сил для общего дела. / Михаил Тырин / Из личного архива

Разговор с сопредседателем волонтёрской группы «Тепло сердец», известным калужским писателем Михаилом Тыриным получился рваным. Его прерывали звонки и сообщения из Донецка, Горловки, Ясиноватой.

«Вот пишет мой волонтёр из Донецка: купила тележку необходимого для раздачи раненым в Ясиноватую, выхожу из магазина с этой коляской и слышу, как по городу летят грады», — говорит он.

От сердца к сердцу

Владимир Андреев, «АиФ-Калуга»: Михаил, что такое «Тепло сердец», откуда оно возникло?

Михаил Тырин

Михаил Тырин: Это общественная группа. Мы работаем сами, без всяких там печатей. Одному сложно. Поначалу у меня была масса знакомых в ДНР, но в основном все виртуальные, я собирал деньги и отправлял их на Донбасс. А уже на месте люди покупали то, что необходимо для помощи.

Когда я вошёл в «Тепло сердец» у меня, можно сказать, был свой отряд и он влился в армию организации. Появились новые возможности, «Тепло сердец» обладало гораздо большей информацией о территориях, и снизились риски, что наши средства попадут, так скажем, в неправильные руки.

досье
Михаил Тырин, писатель фантаст. В 1992 году закончил филологический факультет Калужского пединститута. Работал журналистом, несколько лет служил в ОВД. Вышел в отставку в звании капитана милиции. Среди известных его произведений романы «Фантомная боль», «Дети ржавчины», «Тварь непобедимая», «Синдикат Громовержец», «Жёлтая линия», «Отражённая угроза», «Контрабандист», «Кладбище богов», сборник повестей и рассказов «Истукан».

— Сколько волонтёров у вас сегодня, и кто они?

— В России группа состоит из двух человек: я и председатель Виктор Артамонов. Он из Брянска, но работает вахтовым методом в заполярье. Северный характер. Он владеет всей информацией, его очень многие знают на Донбассе. На той стороне, в ДНР работают около 15 девочек-волонтёров. Это наше боевое ядро. Они не жалеют ни сил, ни времени для общего дела. Все пришли в организацию по-разному, но всех объединяет одно — каждая понесла какие-то потери: кто-то потерял мужа, кто-то брата, кто-то остался без дома. Сейчас работать стало труднее и опаснее, привычной частью гардероба этих хрупких красавиц стали бронежилет и шлем. Да и работы в разы больше, многие просто сбиваются с ног, объезжая аптеки, госпиталя, полевые позиции. Но никто не сдаётся. Донецк, Горловка, Александровка, Макеевка. Мы здесь определяем, что необходимо, собираем средства и отправляем в ДНР. Там наши волонтёры покупают всё необходимое, развозят и раздают. 

— А чем вы занимались до начала специальной операции на Донбассе?

— Раньше мы работали с социальными центрами, интернатами, детскими садами, многодетными семьями. Есть у нас там один подопечный старичок. Он очень слабый и старенький. У него под обстрелами полностью сгорел дом, он живёт в приспособленной кое-как веранде. Ему нужен был приходящий соцработник, и мы организовали это с помощью местной администрации.

Конфеты для солдат

— После начала спецоперации на Донбассе характер помощи поменялся?

— Разумеется! Сейчас соцучреждения эвакуированы, многие семьи тоже уехали. И сегодня практически все наши ресурсы идут на помощь спецоперации. Причём хочу обозначить главное: мы помогаем не российской армии — у них там все организовано хорошо, мы помогаем Донецкой народной милиции, тем войскам, что относятся именно к ДНР.

Приоритет — раненые. Госпитали и больницы. Их много. Мне утром мои девочки пишут: у меня за ночь сорок раненых и десять «двухсотых». Потери есть, увы. В первую очередь раненым требуются медикаменты и все сопутствующие вещи — бинты, костыли, средства гигиены. Мы ещё покупаем сладкие подарки. Понимаете, солдату в серой обстановке госпиталя тот же пакет леденцов очень важен для поднятия настроения.

Приоритет — раненые. Их много. В первую очередь им требуются медикаменты. Покупаем и сладкие подарки — для поднятия настроения.
С начала операции наши, российские люди, калужане, настолько быстро включились в это дело, что объём помощи существенно возрос. Мы отправляем до ста тысяч рублей в неделю.

С конвоями сложнее. Например, к нам обратились совершенно незнакомые люди из-под Рязани из города Сапожок. Они загрузили питьевую воду в фуру, но не знали, как её провезти. Мы с ними переговорили, в результате они собрали ещё две фуры и там не только вода, но и лекарства, средства гигиены и многое другое. Для того, чтобы привезти всё это в ДНР пришлось задействовать наши связи на Донбассе. Удалось — конвой прошёл.

Гуманитарная помощь в ДНР
Гуманитарная помощь в ДНР Фото: Из личного архива/ Михаил Тырин

— Что не надо предлагать в помощь?

— Трудно вот так ответить: это нужно, а это нет. Когда пошли первые беженцы из Мариуполя, они же в чём были одеты, в том и выбегали. Тогда нужны были и одежда, и обувь, и нижнее бельё, и посуда. Но, если туда пригнать КАМАЗ б/ушной одежды, она, скорее всего, так и останется на складе. Важна именно адресная помощь, тогда это попадает в точку. Точно сказать могу одно: не нужно отправлять то, от чего просто не жалко избавиться.

В Донецке сейчас очень плохо с отдельными видами лекарств. Это регион, подверженный болезням щитовидной железы. Самый востребованный препарат — L-Тироксин. Его там просто не найти, люди делятся буквально коробочками, чтобы выжить. Мы трижды отправляли партии с этим лекарством. Сегодня, вроде, он появился в аптеках — значит завезли централизовано, слава Богу.

Нужна адресность! Сборщики гумконвоев работают по другой схеме, мне она не понятна. У нас иначе: сначала разведка, определение острых точек. После этого начинаем работать.

— Палки в колеса ставят на административном уровне?

— Не особо. Единственно, иногда отказываются признавать нашу помощь большие местные начальники. Когда мы пишем: такому-то подразделению, Сомали или Пятнашке, мы купили то или это, то лица бойцов заштриховываем. Уже случались скандалы, когда командир части говорил: вы помощь-то берите, только не пишите об этом нигде. У нас же всё есть, у нас всё нормально. Какая-то перестраховка мне непонятная.

«Звёзды над Донбассом»

— Знакомство с «Теплом сердец» произошло у тебя после приезда в Донецк на фестиваль писателей фантастов. А как туда фантастов-то занесло?

— Я поехал туда как участник международной литературной конференции «Звёзды над Донбассом». Как писатель-фантаст. Нас тогда было около 20 человек. Конференция стала ежегодной, и в 2021 году нас уже приехало 150 писателей.

В первый приезд на фестиваль мы собрали деньги и купили на месте две бензопилы, необходимые бойцам для обустройства фортификационных сооружений. Вручили ополченцу Саше Невскому, он погиб позже от снайперского выстрела…Луганским бойцам поставили на крыло трофейный беспилотник. Это стоило нам немалых денег.

На следующий год я предложил писателям приезжать уже не как гости, а как помощники. Нас там очень тепло встречают. Даже баннеры большие вешают на улицах Донецка. Теперь фестиваль «Звёзды над Донбассом» трансформировался в большую волонтёрскую группу, гонят грузовики с продуктами в Мариуполь, счёт помощи идёт на миллионы.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах