aif.ru counter
97

Как настроить экономику. Константин Бабкин поделится секретом с калужанами

Председатель Совета Торгово-промышленной палаты РФ России приезжает в Калужский регион с визитом 26 ноября. Здесь он планирует детальнее изучить производство, а также более подробно объяснить разработанную стратегию. Перед его визитом «АиФ» пообщался и узнать рецепт, который предлагает автор этой концепции развития экономики.

Никакой новизны

Андрей Хорошавин, «АиФ-Калуга»: Константин Анатольевич, для начала хотелось бы немного разобраться с представленной вами стратегией развития страны. Концепция в целом выглядит очень красиво, что в неё даже трудно поверить. Чем она отличается от действующих?

Константин Бабкин: Сейчас многое делается, чтобы Россия не была самостоятельна, а служила придатком других стран. Потому и деньги выводятся из страны и хранятся за рубежом, а своих производителей душим высокими налогами, дорогими кредитами и отсутствием внешнеторговой поддержки. Россия должна сама развиваться в своих интересах. Соответственно, деньги надо хранить здесь, поддерживать производителей и снабжать их дешёвыми деньгами, предоставлять низкие налоги. Собственно, это главное отличие.

— То есть особой какой-то новизны нет?

— Да, именно так. Мы не претендуем на великое открытие. Просто надо посмотреть на страны, которые переживали когда-либо экономическое развитие или переживают ныне. Низкие налоги, дешёвые кредиты и протекционизм. Это сочетание мы видели в Англии в XIX веке, когда она развивалась и стала фабрикой мира. Мы видели этот рецепт в послевоенной Германии, в Японии 70-х годов и в Китае, который развивается уже четвёртое десятилетие большими темпами. Во всех странах применяется сочетание этих трёх направлений. Мы просто предлагаем действовать по этой же схеме и не претендуем на какое-то великое научное прозрение.

— Если касаться низких налогов. Не получится ли так, что мы не сможем пополнять бюджет страны? Не пострадают ли в этом случае какие-то другие сферы? Например, здравоохранение, образование?

— Не пострадает по нескольким причинам. Во-первых, сейчас налоги слишком высоки и бюджет профицитен. Государство выкачивает из экономики денег больше, чем потребляется. У нас скопилось 16 трлн. рублей, а на счетах госкорпораций и того больше. Вторая заключается в том, что если мы сейчас снизим налоги, то экономика начнёт расти. Это значит, что будет больше налогооблагаемая база. Таким образом с низких налогов, но с большей базой государство соберёт больше. И третья вещь. Можно сэкономить на каких-то имиджевых проектах. Наверное, в стране, которая находится в тяжёлом кризисе тратить десятки миллиардов долларов на имиджевые вещи — олимпиады, футбольные чемпионаты — это не самые первоочередные задачи. Если сэкономить на этих вещях, то не пострадает ни пенсионная система, ни здравоохранение, ни образование, ни оборона.

— Также ваша концепция говорит о том, что нужно выделать средства для развития. А как определять кому давать эти субсидии, а кому нет?

— Нужны равные условия конкуренции между отечественным производителем и зарубежными. Необходимо произвести подсчёт затрат: размера налогов, стоимости кредитов, расходы на энергоресурсы, сырья. Это позволит понять в каких условиях живёт российские предприятия и его конкуренты, например, в Китае. Если в комплексе окажется, что китайский производитель находится в более тёплых условиях, то нашего производителя надо поддерживать. Либо защищая рынок, например, вводом пошлин, либо применяя другие меры. Можно, конечно, использовать субсидии, но лучше выравнивать эту конкуренцию не применяя их.

Зарубежные коллеги поддерживают своих. Так делает Китай, так делает в Америке Трамп, не стесняясь пошлин на ввоз товаров. Протекционизм не требует каких-то затрат. Он принесёт деньги и даст возможность нашим производителям развиваться. А кого защищать? Мы не предлагаем огораживать всю страну. Те товары, которые у нас хотят производить, то эти рынки надо защищать и поддерживать. Это работа, связанная с расчётами, с выделением приоритетов, с выстраиванием взаимоотношений с производителями.

— Не получится ли у так, что защищая какую-то сферу, производитель обленится, не будет работать на качество?

— Протекционизм — это не поддержание тепличных условий, а создание равной конкуренции с зарубежными производителями. Сейчас мы поставлены в неравные условия. Например, российским фермерам кредиты обходятся под 15%, а в Германии всего под 0,15%. И как тут можно конкурировать?

— Если взять политику Трампа. Мы видим, как США ограничивает, например, китайских производителей. Не приведёт ли такая практика к стагнации мировой экономики?

— Нам нашу экономику нужно развивать, делать её фабрикой мира и на равных конкурировать с другими странами. Не думаю, что мы сегодня в том состоянии, чтобы взваливать на себя бремя и поддерживать мировую экономику. Нам нужно свою страну оживить.

— Также вы отмечаете, что нужно ограничить экспорт ресурсов из России за границу.

— У нас внешнеторговая система построена так, что внутри России сырьё стоит дорого, а вывозить его очень выгодно и дёшево. Пошлины на экспорт у нас не очень высокие и постепенно снижаются. Мы предлагаем действовать наоборот. Так, чтобы сырьё внутри страны стоило дёшево, а вывозить его было дорого. Нефть, газ, металлы — здесь перерабатывать и делать товары, зарабатывать на этом деньги.

— Ещё вы говорите о необходимости снижения процентной ставки. Может быть эта обоснованная цифра — нестабильная экономика, высокие риски — и банки просто не могут предлагать ниже?

— Если взять основной документ политической программы Центробанка «Основные направления денежно-кредитной политики», то там написано, что в любых условиях, какие бы они ни были, как бы не колебалась нефть, как бы не развивалась экономика, нынешнее руководство будет проводить жёсткую денежно-кредитную политику, то есть держать стоимость кредитов на высоком уровне. Это значит сдерживать развитие и потребление. Люди не смогут брать кредиты, покупать себе дома, автомобили, товары. И производители не могут вкладываться в развитие. Объективности под этой политикой нет, кроме как мировоззрения современных либералов, которые эту политику определяют. Они считают, что ничего в России не надо производить, ничего не надо развивать, а надо действовать по указке всемирного банка, который нацелен на поддержку мировых корпораций, но не на российских производителей. По этой причине считаю, что снизить ключевую ставку можно на величину до 1%. Сегодня она 7%.

Локальный опыт

— А Калужскую область уже удалось как-то изучить? Можете дать оценку?

— Могу сказать, что регион с большими перспективами в развитии сельского хозяйства, есть определённые достижения. Однако я бы поспорил на счёт промышленной политики, которая заключается в том, чтобы стимулировать создание сборочных производств зарубежных корпораций, например, в автомобильной сфере. Были созданы очень льготные условия для зарубежных марок автомобилей, которые получили поддержку, но при этом мы поставили наших традиционных производителей — «АвтоВАЗ», «ГАЗ», «АЗЛК» и других — в условия неравной конкуренции и они все фактически съёжились и перестали производить. Хотя Россия раньше продавала автомобили в Китай, Англию, Германию и по всему миру. Сейчас мы перестали это делать, отдали рынок зарубежным странам. Опять же, из-за того, что создали преференции зарубежным конкурентам. 

Если мы смотрим на страну в целом, то это делать это не всегда оправдано. Надо всегда смотреть не принесёт ли такое создание льготных условий вреда другим участникам процесса.

— Просто создание такого автокластера помогло развиться нашему региону. Из-за этого, в частности, начался рост. Наверное, исходили из этого.

— Надо посмотреть каков был этот рост и оценить какой рост потеряли при этом. Мы убили нашу автомобильную отрасль, где работали сотни тысяч или даже миллион человек. Надо сравнить, что на чашах весов, что имеем и чего лишились. Может быть Калужский автокластер перевесит, но я сомневаюсь.

— Может быть, изучали, какие-то есть хорошие примеры кроме автомобильной отрасли?

— У вас производство молока. У вас, например, Штефан Дюрр. Я с ним недавно встречался. От коллег узнал, что он уже четвёртый в мире по производству молока. Это прекрасное достижение. Не только для него, но и для всей России, что у нас есть такие проекты, которые растут в мировом масштабе. Но это ещё не предел. Сельское хозяйство можно и дальше развивать. Когда приеду, то посмотрим и другие отрасли. У вас там холодильники собирают, лампочки производят, коммунальную технику делают. Мы едем в том числе, чтобы посмотреть, приезжаем предложить совместные проекты.

— А каким вам видится правильное предприятие?

— У меня нет такого образа. На самом деле любое предприятие, которое развивается, делает продукцию — оно доказало уже своё право на жизнь. Любую деятельность мы должны всячески поддерживать и оберегать. Если предприятие выжило в нечеловеческих условиях, при тех самых кредитах, при безумно дорогих ресурсах, прессинге, то если мы дадим хорошие условия, это даст толчок к развитию. Для меня прекрасно любое живое предприятие.

Повысить самооценку

— Говорят, что вы пытаетесь бороться предубеждением, что русские — ленивые. Да и жителей этой страны сами в этом уверились. А как вы можете описать русского человека?

— Творческий и активный работник с большими компетенциями, инженерными традициями. Я бы так описал. Есть разные культуры в мире. Есть страны, которые могут жить натуральным хозяйством, кто-то развивается в торговле, какие-то предоставляют финансовые услуги. С нашей культурой и историей Россия, которая не производит, которая не занимается созидательным трудом, она будет психологически больной. Это вложено в нашем человеке как раз. Наш человек — созидающий. Если ему этого не дают, то он начинает деградировать. Чтобы России выжить, ей нужно заняться делом и освободить силы народа.

— Откуда вообще такое предубеждение берётся, почему русских убедили в собственной никчёмности?

— Нам такие условия создали, чтобы мы не дёргались. С такими условиями в России сейчас сложно что-либо создавать. В единичных случаях можно сделать конкурентоспособную продукцию. Если люди не понимают, что проблема в экономической политике, то они начинают другие причины искать, мол, мы так не способны. Ничего подобного. Нам многое под силу. Не только так считаю, я знаю.

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество