451

«Вляпалась в кино». Продюсер о том, как снимаются известные фильмы в Калуге

Со снятием ограничений в регионе снова появились киносъёмочные группы.
Со снятием ограничений в регионе снова появились киносъёмочные группы. © / Ольга Дикарева / Из личного архива

Суматоха, скопление людей, камеры и постоянное бормотание раций — в городе снимают кино. Как организовать процесс и что не показывают зрителю, «АиФ» рассказала региональный продюсер Ольга Дикарёва.

Фабрика кино

Надежда Бастрикова, «АиФ-Калуга»: Съёмки кино для жителей областного центра уже привычная картина. Какие проекты готовятся в этом году и как пандемия коронавируса затронула эту сферу?

Ольга Дикарёва

Ольга Дикарёва: Когда-то снимали сериал «Морозовы». И у нас был замечательный режиссёр Иван Щёголев. Он и привёз проект сюда. Его в этом году не стало — забрал коронавирус. Вообще пандемия усложнила нам все процессы. Если снимаем помещение, то на каждого, находящегося в нём, должно быть по четыре квадратных метра. Плюс обязательное ношение масок, буфет не может работать. И это только-только разрешили запустить съёмки. Около четырёх месяцев был перерыв. А нынешний проект — это наследство Щёголева, фильм, который он готовил под себя. Ещё несколько картин планировал. Они остались нам в наследство и, надеюсь, будем их реализовывать. Сейчас же снимали двухсерийный фильм под рабочим названием «Беглецы». Он о бизнесмене, который разочаровался в городской жизни и вывез семью в глухую деревню. Также продолжение проекта «Жуки» запустили в производство.

Досье
Ольга Дикарёва родилась в 17 апреля 1963 года. В 1980 году закончила среднюю школу №19 в городе Таллине. В 2008 году начала работать в кинематографе. Продюсировала такие проекты как «Цыганочка с выходом», «Семь жён», «Марьина роща» и др.

— У вас за плечами более 30 картин. Какие есть особенности именно региональных съёмок?

 — Это сродни процессу родов. На первого идёшь неосознанно, а дальше уже как бы пройденный этап, знаешь, что это за процесс. И всё равно каждый раз что-то новое. Так же и с проектами — вроде одинаковые, но все разные. Новые люди и требования. Например, у меня был режиссёр, который потребовал сводчатые потолки. Перевернули весь город и нашли одно здание. Но не учли, что там в этот момент шёл ремонт и на момент съёмки там оказалось невозможно работать. И за два дня необходимо было найти сводчатые потолки. Вот хоть ты умри. Когда почти отчаялись, в библиотеке одной из школ обнаружили то, что надо. За ночь вынесли все шкафы, книги. Но какой у меня был шок, когда в самом фильме так и не увидела ни одного полукруглого потолка.

— Где в основном проходят съёмки: в городе или по области тоже?

— «Марьину рощу» в основном снимали в Полотняном Заводе. В Кондрове много снимали, в Юхнове, в Перемышле. Как правило, выбираем места, куда можно доехать за 1-2 часа. Например, мы делали проект с Игорем Угольниковым «Подвиг народа» к юбилею Победы. Это несколько фильмов по 5-7 минут. Зачастую снимались они без профессиональных актёров. И теперь представьте 3,5 часа дороги для детей и женщин. Это очень тяжело. Из-за этого далеко не забираемся. Но тот же Угольников предпочитает масштабные работы. И выбрал для себя нашу область, а мы помогаем чем можем. У нас уже настолько профессиональная массовка, если так можно сказать, что он калужан под Тверь с собой возил.

Свой Голливуд

— А как можно попасть на съёмки в качестве актёра массовых сцен?

— Кинокомпании сейчас статистов утверждают по фотографии. И большую часть отметают. Так, если это массовка ВОВ, то у людей не должно быть никаких пирсингов, накладных ресниц, современных стрижек, мелирования. На кастинге привыкли к столичным реалиям. Там профессиональная массовка, люди, которым за это деньги платят. Их покупают как машины на рынке. У нас же у многих статистов есть основная работа, с которой так просто не уйдёшь. Частенько люди хотят попасть в массовку, но, когда узнают, что это такое, уходят. Это же в любую погоду по свистку встали и пошли. И если у актёров есть специальные вагончики, то у массовки нет никаких условий. Её, как правило, расценивают как живой материал. Из которого режиссёр хочет слепить то, что ему надо.

— Поднимался когда-то же вопрос о постоянной съёмочной площадке в городе?

— Это очень большие деньги. И чтобы город мог позволить себе это иметь, оно должно окупаться. И нужно немало средств, чтобы оборудование было востребованным. Плюс расходы на хранение, содержание. Пока нет людей, которые готовы вливать инвестиции в создание постоянной съёмочной площадки в Калуге.

— То есть не стоит мечтать о том, что у нас будет свой Голливуд?

— Когда-нибудь будет. Москва не сразу строилась. Сейчас в области уже есть своя кинокомиссия при правительстве региона. Может благодаря этому что-то тронется с места. Но сказать, что со следующего года у нас будет Калуга-Голливуд, не могу. Нужен прежде всего человек, который будет этим заниматься вплотную. Одна я не стою ничего и для нормальной работы нужна команда. Причём люди, готовые не столько зарабатывать, сколько трудиться на результат.

Киноромантика

— Какой же график у съёмочной группы?

— Киношники работают обычно шесть дней и один отдыхают. Может идти дождь, снег, землетрясение, сель, да что угодно. Можешь лежать умирать, всё отказало, работают одни глаза. Но сказали — «камера, мотор» и всё — артист встал и пошёл. Никого не волнуют ничьи проблемы. Смена должна состояться. Актёры — это вообще, как мне кажется, самые настоящие мазохисты. И они самые дорогие не по деньгам, а по сути.

— А как вы сами попали в эту киношную суматоху?

— Совершенно случайно. Работала помощником депутата и меня попросили помочь группе Тиграна Кеосаяна. И получилось так, что всё то, что надо по городу: транспорт, персонал, вода, одежда, еда — оказалось на мне. Вкалывать пришлось в режиме 20 часов работы и два часа сна. И когда закончился этот проект, мне сказали: Ольга, ты киношный человек. Тогда ещё подумала: где наш город и где кино. И спустя пару дней после окончания этого проекта попала на другой. После него говорила себе «всё, хватит». А нынешняя картина, наверное, уже тридцать вторая.

— Вы постоянно в разъездах, заняты. А семья как отнеслась к подобной «пропаже»?

— Они сами все такие же. Старшая дочь и её супруг работают в полиции. Средняя дочь прошла все фестивали, которые можно. Младшая вместе со мной «вляпалась» в кино. Вышло так, что взяла её поработать на буфете. А что такое кино в представлении обычной девчонки? Актёры, тусовка. И на первой же съёмке, которая проходила ночью, мы попали под сильный дождь. Ливень просто стеной, а снимаем за Ястребовкой, на поле, где недавно пасли коров. Через какое-то время по колено все были в грязи. И дочь бегала за всеми — кому воды, кому чаю. Мне следить некогда было, потому что случилась накладка, когда снимали на железнодорожном переезде. И тут в какой-то момент понимаю, что моей родной дочери, которой 14 лет, уже несколько раз поменяли одежду из-за того, что всё промокло насквозь, из сапог можно воду выливать. А до конца смены три-четыре часа. Подошла к продюсеру с просьбой, отпустить ребёнка, чтобы не заболела. Домой она уезжала промёрзшая, усталая, со слезами на глазах.

— Больше уже не хотела «в кино»?

— На следующий день проснулась и первый вопрос был: «Мам, я не проспала?» С тех пор она прошла очень много проектов. Но сейчас работает в Москве поваром и ей нравится. И хорошо, что она не ушла в кино, потому что это кочевая профессия. Это цыгане, люди у которых нет дома.

А с другой стороны кино это для тех, кому нравится такая жизнь и постоянное движение. Благодаря кино я села на скутер, окончила институт в 48 лет. Всё время надо двигаться куда-то, подстраиваться, учиться. Но невозможно прийти ненадолго. В кино люди либо приходят и остаются навсегда, либо они уходят сразу.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах