76

Зверьё в расчёт. Кто и как контролирует диких животных в Калужской области

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11. АиФ-Калуга №11 17/03/2021
Для каждого животного существуют свои способы подсчёта популяции. Например, выхухоль считают по пузырькам воздуха подо льдом.
Для каждого животного существуют свои способы подсчёта популяции. Например, выхухоль считают по пузырькам воздуха подо льдом. Национальный парк «Угра»

Кто и зачем считает диких животных, что делать при встрече с обитателями лесов и научиться мирно сосуществовать с ними. Об этом «АиФ-Калуга» рассказал, начальник отдела воспроизводства и использования объектов животного мира региона Юрий Галчёнков.

Регулировка человечеством

Надежда Бастрикова, «АиФ-Калуга»: Недавно в столичном парке Лосиный остров стая бродячих собак напала на оленей и разорвала несколько особей. У нас бывают подобные случаи?

Юрий Галчёнков: Официальных данных нет, но егеря и охотоведы говорили о таком. Ранее правила охоты  предусматривали отстрел беспородных бродячих собак и кошек в охотугодьях, теперь такого нет. Кроме того, кошки, как и собаки, являются переносчиками бешенства.

— Зимой был случай, когда на окраине города лиса начала агрессивно себя вести с подошедшим человеком.

— Если зверь бросается на человека в городе, то в соответствии с законом о полиции, сотрудник полиции имеет право применить оружие для обезвреживания хищника. А когда лисичка просто бежит по оврагу или по городскому бору, никому не угрожает, то ею надо просто полюбоваться. Если нашли труп животного, то необходимо обращаться в комитет ветеринарии. В областном центре в горветстанцию, в районах области – в районные ветстанции. Они выяснят: больное было животное или нет.

— А есть ещё какие-то звери, которые так же легко выходят к человеку в город?

— Следы зайцев можно увидеть у Оки, между Гагаринским мостом и переправой в Ромодановских двориках. Бобров, если самих не увидеть, то погрызы, веточки, следы жизнедеятельности есть везде по Оке, на Яченском водохранилище. Белки в городских парках частые гости. Те же косули ещё в 90-е годы в городском бору часто были видны. И поодиночке и группами. Нынешней зимой даже я там не увидел ни одного следа косули, но возможно это обусловлено большой высотой снежного покрова.

— А не связано ли это с тем, что бор стал очень популярным местом отдыха. Замечаю, что в последние лет 10-15 туда многие приезжают для активного отдыха?

— Животные, обитающие в городе, адаптированы к шуму, к присутствию человека, если он на них не обращает внимания. И людей они не боятся или боятся меньше, чем вдали от населённого пункта. Городские парки и городские леса – самое подходящее место для наблюдения за птицами и зверями.

— А министерство природы прибегает само к силам охотников?

— Постоянно. Если плотность численности той же лисицы превышает одну особь на тысячу гектаров, то автоматически издаётся решение о регулировании численности зверя. Сотни животных ежегодно отстреливаются в рамках этих мер.

— Есть нормативы численности, значит, животных как-то считают?

—Да. Сейчас, например, заканчивается зимний учёт. Охотники или следопыты выбирают маршрут по лесам и полям и проходят по ним от пяти до десяти километров. В первый день затирают все следы любыми способами. Через сутки по тому же маршруту считают все пересечения следов зверей, которые появились. С помощью пересчётного коэффициента мы переходим от линейных данных на площадные. И, зная плотность населения животных, мы можем рассчитать численность на всё охотугодье или пойти дальше и на всю территорию области. Этот метод отлажен и применяется много лет. Раньше ходили с блокнотами, карандашами и на лыжах. Сейчас пришла на смену техника: снегоходы, навигаторы и планшеты.

Проводник природы

— Как же у вас получается совмещать сложную, объёмную работу в министерстве и походы в лес?

— Есть выходные, которое я целиком и полностью посвящаю любимому делу — общению с природой. Ребёнок вырос и все нормально относятся к этому. Сколько себя помню, мне всегда это было интересно.

— Это заслуга родителей или школы?

— Они меня как-то не особо учили этому. Но всегда поддерживали, поощряли увлечение. Так совпало. То родственники книгу подарили соответствующую в нежном возрасте, и она увлекла. То ездили с семьёй на рыбалку. Папа ловил, мама готовила, а мне нравилось ходить по берегу, находил птичьи гнёзда. Было интересно, читал потом об этом. Так одно за другое цеплялось. Расширяли кругозор наставники в институте.

— Так вы стали своеобразным переводчиком языка природы людям?

— В некоторой степени да. Всегда стараюсь донести до людей информацию. Может кто-то заинтересуется, больше времени начнёт уделять изучению природы.

— Наше поколение каким-то азам общения с природой учили всё же родители. Но сейчас, глядя даже на знакомых, понимаю, что такая практика почти исчезла. На ваш взгляд, с чем это связано?

— Необустроенность жизни. Жили бы наши люди побогаче, посвободней, у них была бы возможность больше времени тратить на природу, внимание к ней, помощь. А когда думаешь о хлебе насущном, уже не до этого. Но экологическое образование, безусловно, должно начинаться в семье. Подсунуть ребёнку книжку того же Пришвина, сводить на прогулку. Опять же в школах изучают страусов или пингвинов, к примеру, но нет информации об обитателях наших же регионов. Это надо корректировать.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах