Примерное время чтения: 6 минут
64

Рыночный тариф - 50 рублей. Какое будущее у общественного транспорта Калуги

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. АиФ-Калуга №32 10/08/2022
Концерты в троллейбусах отменили, а ведь было весело.
Концерты в троллейбусах отменили, а ведь было весело. / Вадим Витьков / Из личного архива

Городской голова Калуги Дмитрий Денисов заявил, что не позволит сделать пассажирские перевозки бизнесом. Это сразу породило множество слухов, в частности о возможном приходе крупной компании-­перевозчике из другого региона.

О том, что на самом деле ждёт общественный транспорт, мы спросили руководителя управления Калужского троллейбуса (УКТ) Вадима Витькова.

Сбросят рога?

Владимир Андреев, kaluga.aif.ru: Вадим Владимирович, городской голова сделал громкое и загадочное заявление. Есть тревожные сигналы?

Вадим Витьков

Вадим Витьков: Нет. Он просто сказал, что это не бизнес, а социальная муниципальная услуга. Что, в общем, правильно и соответствует всей урбанистической науке в сфере общественного транспорта. Нигде в мире он бизнесом не является.

— То есть на маршруты общественного транспорта никто не покушался?

— Дмитрий Денисов просто дал понять, что концессия — государственно-­частное партнёрство — для общественного транспорта сегодня не приемлема. Для коммерческой компании основная цель — извлечение прибыли, какую бы социальную направленность она не исповедовала. Рыночный тариф на проезд 50 руб­лей, а калужский социальный — 25. Если крупная компания зайдёт, она тут же попросит увеличить тариф до коммерческого, ограничить движение пассажирского транспорта до 10 вечера. С точки зрения бизнеса невыгодно ездить по ночным улицам и возить трёх пассажиров. Но, по моим сведениям, никто с предложением о такой концессии не выходил.

досье
Вадим Витьков родился в 1978 году в г. Грозный. Работал начальником управления экономики и финансов Калуги, заместителем городского головы, руководителем Калужского филиала банка «БФГ — кредит». В 2016 году назначен директором МУП ГЭТ «Управление калужского троллейбуса».

— Обнинск получил новые автобусы. Калугу ждёт «перевооружение»?

— В Обнинске полностью закупили новый транспорт за счёт инфраструктурного кредита, который получил регион. Сделали все маршруты муниципальными и льготными. У нас в Калуге выбора нет, думаю, мы в любом случае к этому придём.

— Троллейбусы уйдут на заслуженный отдых, уступив место автобусам и электробусам?

— Я против ухода с линий троллейбусов. Электробусы, конечно, хорошо, но сегодня они стоят за 30 млн. руб­лей. Если купить необходимые 100 машин, это выльется в три миллиарда. А этими машинами весь город не закроешь. Их хватит, только чтобы троллейбусы заменить. Поэтому я за разумный баланс. Электробусы сейчас дороги, зато у нас есть троллейбусная инфраструктура. Питер пошёл по этому пути — он сохранил сеть и взял троллейбусы с автономным ходом, то есть они могут без контактной сети проходить 15–20 километров. У нас, к примеру, такие машины могли бы доезжать до Дубравы, скидывать рожки и ехать дальше.

— А что вы скажете про возраст троллейбусов? Парк сильно изношен?

— Из 80 троллейбусов, выходящих на линию, 30 мы приобрели в 2013 году — это последняя закупка. Сейчас троллейбус стоит около 25 млн. руб­лей, но на торгах можно взять за 22 млн. Нам сейчас нужно около 100 новых троллейбусов, потому что за 10 лет эксплуатации машины очень «постарели». Заменить нужно весь парк.

Муниципальному предприятию, городу, да и региону таких денег не найти, необходимо привлекать федерацию. Тогда можно получить такой же, как в Обнинске инфраструктурный кредит или транш по программе «Безопасные и качественные дороги».

Раньше нам Москва дарила свои отработавшие срок машины, но подарки эти не бесконечны. Они закончились. Да и те, что пришли к нам, 12 лет интенсивно использовались на дорогах столицы и соответственно уже далеко не новые. Мы умудрились из 10 подаренных запустить девять.

Дикий бизнес

— Можно ли убрать частников с городских маршрутов?

— Частные перевозчики ездят по своим маршрутам, мы — по своим. Чтобы убрать их сейчас, надо чем то их заменить. А заменить пока нечем. Хотя желание отдать всё муниципальному транспорту есть, вопрос только в возможностях.

— Текучка в УКТ сегодня большая?

— Текучка есть, потому что мы регулярно чистим ряды водителей автобусов. К нам пришло очень много частников. Они много лет работали по законам «дикого Запада» и им трудно перестроиться.

— Если у нас тариф в два раза меньше коммерчески обоснованного, то почему частные компании остаются, зачем им это нужно?

— Социальный тариф никогда не будет интересен бизнесу. По крайней мере, если он будет работать по всем правилам: платить налоги, содержать базу и так далее. На один автобус положено три водителя. А это дополнительные расходы. Плюс ты должен обновлять автопарк, платить людям официальную зарплату, держать базу с гаражом, оборудовать кабинеты врачей, выписывать путевые листы на месяц вперед. Если всё это делать по закону, остаться в минимальной прибыли можно лишь при тарифе в 50 руб­лей.

— То есть частные пассажирские перевозки — это до сих пор теневой бизнес?

— Да, он не прозрачный, совершенно точно. Поэтому я сторонник муниципализации. Сейчас пассажирские перевозки априори не могут быть бизнесом.

Кондуктор не спешит

— Недавно водитель высадил подростка из-за того, что у него якобы кончился бензин. Это был частник, но и на ваши маршруты нередко жалуются пассажиры. Вы проверяете своих подчинённых?

— Инкогнито да. Время и маршруты не скажу, потому что распугаю водителей.

Пассажирские перевозки не могут быть бизнесом. Если всё делать по закону, остаться в минимальной прибыли можно лишь при тарифе в 50 рублей.
— На что в первую очередь обращаете внимание?

— На состояние салона — чистый или грязный, на поведение водителя и кондуктора, на манеру езды: заезжает ли он на остановочные карманы, дёргает ли машину, старается обогнать. Бывает, особенно у автобусников, такая привычка с частных маршрутов — обогнать коллегу. Хотя сами они порой не понимают, зачем торопятся. Зарплата фиксированная. Наказываем, если не понимают — увольняем.

— Несколько лет назад в Калуге стали использовать троллейбус для всяческих шоу, празднований, концертов. Сейчас прекратили это делать. Почему?

— Я считаю, это не совсем правильно. К тому же, это не очень коррелируется с законодательством о безопасности на транспорте. У нас есть туристический троллейбус. Но он ездит чётко по маршрутам. А специально загружать граждан и возить без остановок нельзя.

— Мы придём к тому, что кондукторы исчезнут из салонов?

— Да, придём. Тяжёлая работа, невысоко оплачиваемая. Проблема в стационарных терминалах оплаты проезда. Практика по другим регионам показывает, что выручка у перевозчиков падает сразу наполовину. Придётся сильно увеличивать контроль, но выхода нет, мы всё равно к этому придём. Хорошо бы совсем уйти от наличных денег, как это сделала Москва и Московская область.

— Поговаривают, что вы решили переехать работать во Владимирскую область. Это правда?

— Кто то брякнул, а в СМИ на полном серьёзе это подхватили. Я никуда не собирался уходить. Никаких предложений мне не поступало. Мне и здесь нравится.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах