aif.ru counter
50

«Тяжело, но выживет». Омбудсмен рассказал, что спасёт калужский бизнес

Сюжет Коронавирус в Калужской области: новости и полезные советы

От распространения COVID-19 уже несёт издержки бизнес всех уровней. И если крупным предприятиям региона разрешено запуститься, то небольшие организации считают убытки. Уполномоченный по защите прав предпринимателей Андрей Колпаков рассказал «АиФ-Калуга» к чему готовиться дальше. 

Неблагодарное время

Надежда Бастрикова, «АиФ-Калуга»: Прошло несколько недель с начала карантина. В каком состоянии находится бизнес в Калужской области, есть ли какой-то прогноз?

Андрей Колпаков: Прогнозы делать рано. Неизвестно, сколько всё продлится. Если в конце апреля всё кончится, то катастрофических последствий не будет. Иначе малый и средний бизнес сильно пострадают. Торговля продолжает работать. А услуги и развлечения закрыты. После майских праздников можно сделать анализ, понять, какая помощь адресная нужна. Пока есть системная помощь — снижение налогообложения для всех. Это поспособствует повышению зарплат и экономической выгоде предприятий.

 

— Говорят ничего страшного в том, что, например, парикмахерские закроются потому, что их слишком много. Может, мелкому бизнесу лучше сейчас приспособиться, возможно перепрофилироваться?

— Вы за токарный станок встанете? Каждый имеет какие-то определённые навыки. Переквалифицироваться очень сложно. И предприниматели люди вольные. Им тяжело идти в наёмную работу. Сейчас они в сложной ситуации. Да и крупные предприятия тоже. За 2-3 недели инкубационного периода можно было бы разобраться с инфекцией. А разрешительные меры способствуют распространению вируса. Вместо пары недель может растянуться всё на несколько месяцев.

— В кризис 2008 года говорили о том, что он может даже способствовать некоему оздоровлению бизнеса. Но ведь сейчас такого не произойдет?

— В прошлый раз государство не вводило ограничений на работу. Рост курса валюты больше коснулся банковской сферы и тех, кто работает на закупке товаров. А сейчас затронуло всех. Например, у человека производство мясной продукции. Он видит сокращение объёмов продаж в восемь раз, так как люди стали экономить, падает спрос. При этом издержки растут: средства защиты, обработка техники, наём транспорта для сотрудников, оплата труда. Чем дольше цикл ограничений, тем меньше люди принесут в продуктовые магазины. Упадёт объём производства, пострадают поставщики сырья. И цепочка замыкается.

Тут уже задача государства помочь людям. К примеру, назначили помощь семьям с детьми. Эти деньги пойдут в магазины. Если в области сто тысяч человек принесут в магазин по пять тысяч, это полмиллиарда рублей в экономику.

Но федеральному правительству тоже тяжело. Каждый день новые события, новая информация. Что было актуально неделю назад, сегодня устарело. Нужно постоянно водить дополнительные меры. Идеального решения проблемы на сегодняшний день не будет.

Досье
Андрей Колпаков родился 24 января 1964 г. в Калуге. Окончил коммунально-строительный техникум, а затем получил диплом инженера-строителя. В 2008 г. окончил Московскую международную высшую школу бизнеса «МИРБИС». Был генеральным директором нескольких предприятий. С ноября 2013 года занимает должность уполномоченного по защите прав предпринимателей.

— Надвигается большой кризис и коронавирус ускорил его приближение. Кто-то же думает: месяц пройдёт, всё переживу. Не затянется ли эта ситуация?

— В федеральном бюджете триллионы рублей, скопленные государством, чтобы в кризисный период брать недостающие деньги оттуда. Федеральное правительство не готовилось к коронавирусу, но понимало, что капитализм — это кризисы с определённой цикличностью. У нас не плановая экономика и мы должны привыкать к ним.

Огромная проблема в том, что из нас делают общество потребления. Живите в долг, бизнес в долг. Когда возникает кризис, тот кто в долг не брал, может прожить. А кто в долгах как в шелках? Это хорошая наука и для населения, и для бизнеса.

Надо иначе. Допустим, пишите работодателю заявление: прошу часть моей зарплаты перечислять на антикризисный счёт. На случай потери работы, заболевания и т.д. И эти финансы должны уходить на тот счёт без налогообложения. Потому что деньги, хранящиеся в банке, вложены в экономику.

— Идея интересная, но у нас многие боятся класть сбережения в банки. Пошла первая волна кризиса, и люди побежали снимать накопления.

— Есть государственные гарантии, и вклады не исключения. Каждый человек должен иметь свою, пусть небольшую кубышку, поэтому сейчас надо приучать людей откладывать.

От большего к меньшему

— Сейчас крупным предприятиям разрешили работать и есть опасения, что это может привести к тому, что ситуация с ограничениями затянется. Как вы относитесь к запуску заводов и организаций?

— Очень хорошо. Начинать разрешать работу надо с больших предприятий. У них есть своя цепочка жизнедеятельности. Открывая их, запускается логистика, металлоснабжение и т.д. Вокруг них сразу начинается жизнь.

— С крупными предприятиями понятно. А маленькие? Кофейни, салоны, мастерские. Они же месяц не переживут, разорятся.

— Всё зависит от того, какие издержки. Стоит у вас палатка, там продукты лежат. И её закрыли. Если вы работаете сами, то у вас кроме заработка и арендной платы издержек нет. И продажа продуктов разрешена. Нельзя заниматься общепитом. Сейчас дать бутылку холодной воды и пирожок можно. А продать их подогретыми нельзя. Это уже услуга общепита. Хотя продавец берет всё одними и теми же руками. Но закон есть закон. И винить тех, кто разрабатывал этот нормативный акт, нельзя. Постановления создаются экстренно. Времени не много и не всё можно продумать.

— Как ещё можно небольшим организациям помочь?

— Возможно, это зарплата сотрудникам, ушедшим на временные каникулы, в размере МРОТ со стороны государства. А всё, что больше, заплатит бизнес. Но здесь существует трудность. Не все предприятия платят большую зарплату официально. Такие факты есть не только в России, но и в Европе, и в Германии. Это серый рынок. Так проще: нанял человека, он отработал, ты ему заплатил наличными, и он ушёл.

— Можно же сейчас посмотреть у других, как развивается ситуация, чтобы потом не допустить таких же ошибок у себя.

— Если сравнивать с остальными, у нас прекрасный Роспотребнадзор, правительство, врачи. У нас значительно меньшие издержки, чем в той же Европе или США.

К счастью, сохранена медицина, институты антивирусных лабораторий. Даже санкции нам на руку. Благодаря им мы начали восстанавливать собственное производство. Военные сейчас строят огромные больницы. Даже если они не пригодятся, то их законсервируют. Случится ещё подобная ситуация, откроют.

Это хорошая тренировка на будущее. И для нас как потребителей тоже. Сам раньше никогда не откладывал деньги, а сейчас сделал вывод. Надо призывать людей отчислять часть дохода в резервные фонды, с государственной гарантией сохранности.

— Сейчас самыми защищёнными оказываются банки. Взять те же кредитные каникулы. Банки от этой меры вообще никак не пострадают.

— Конечно, они себе всё вернут. Им выгодно продлевать сроки кредитов. В будущем они ещё процентов больше получат за эти каникулы и всегда будут со своим кушем. Банки выйдут из этой ситуации более богатыми, а бизнес обедневшим.

— Полагаю, так же и с кредитами на зарплату в нашем регионе?

— Смутно представляю кредит на зарплату. Что если всё затянется на полгода? Это шесть фондов оплаты труда. Дальше сотрудники увольняются, а у тебя кредит на их зарплаты. И что делать?

Это ловушка. Тем, кто имеет длительные контракты, проще. Они в будущем покроют эти кредиты. Малому предприятию без длинных контрактов, брать деньги, платить людям, которые уйдут, это катастрофа.

Помощь не для всех

— А какие сейчас в регионе есть меры реальной помощи бизнесу?

— Мэр города может помочь, когда у этого бизнеса прямые договорные отношения с городом есть. Аренду, например, можно обнулить на время. А отменить налоги губернатор не может. Из них медицина содержится, образование. Баланс льгот и послаблений с реальной экономикой нам не виден. Его видит губернатор, премьер-министр. И если будет возможность сделать послабления, их дадут. Ведь помогать надо так чтобы выжили все, а не так чтобы завтра все прекратило существовать. Если завалится экономика, то люди не будут получать деньги и не придут в вашу палатку покупать что-то. На маникюр или организацию детского праздника люди идут, когда они купили еды и заплатили за квартиру. Страдают те, кто жил с оказания услуг, которые приносят удовольствие. Фитнесс-зал — это удовольствие. Можно побегать по улице или дома, а можно в зал пойти. Если сейчас всё это открыть, вряд ли люди первым делом пойдут туда.

— Вы можете сейчас какую-то оценку дать по калужскому региону?

— Нельзя сравнивать разные регионы. Территории это как семья. Есть богатые семьи, есть зажиточные, а есть бедные. Мы средней зажиточности, и те же москвичи сильно помогают. Приезжают, тратят деньги, несут их в нашу экономику. Я вижу, что у нас всё стабильно и пока нет чего-то катастрофического. Губернатор, мэр и Роспотребнадзор принимают все меры, чтобы держать ситуацию под контролем.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах