6278

Опаснее беспечность. Инфекционист из Калуги о COVID-19 и предрассудках

Сюжет Коронавирус в Калужской области: новости и полезные советы

Количество больных коронавирусной инфекцией растёт ежедневно. Россия по этому числу уже обогнала Китай. Какая обстановка в регионе рассказала заместитель главного врача Калужского областного специализированного центра инфекционных заболеваний и СПИД Татьяна Киреичева.

Цифры непоказательны

Андрей Хорошавин, «АиФ-Калуга»: Можно как-то оценить, как этот процесс проходит в Калуге по сравнению с соседними регионами?

Татьяна Киреичева: Это чисто субъективное мнение. Многое зависит не только от цифр, которые показывает нам стандартная статистика. Влияет численность, плотность, возраст населения. Потому оценить, сложнее или тяжелее протекает процесс, довольно проблематично. К тому же, мы находимся рядом с Москвой и много калужан работает в столичном регионе, поэтому и количество заболевших у нас достаточно большое.

Татьяна Киреичева

— Сейчас основная задача всех принимаемых мер, как мне видится, — снизить количество поступающих больных, чтобы банально хватило коек.

— На самом деле, не все нуждаются в госпитализации и серьёзном лечении. Уже есть статистика, что 80% переболевают в лёгкой форме, бессимптомной и просто являются носителями. Оставшиеся — это среднетяжёлые и тяжёлые. Конечно, это группа риска при любом заболевании: сахарном диабете, ожирении, гипертонии, хроническом заболевании лёгких. В принципе, здесь такая же ситуация, но своими особенностями. Все наши пациенты соответствуют статистике.

— Что больше всего пугает в COVID-19?

— В данной ситуации этих пациентов единовременно поступает много. Пугает больше неизвестность. Мы столкнулись с этим вирусом в первый раз. Каких-то специфических препаратов, действующих пока нет, мы не знаем, как формируется иммунитет и какой он будет.

Сравнивая с гриппом… Первое время пока не было вакцины, не было противовирусных препаратов отделения инфекционные были переполнены, много тяжёлых поступало. Постепенно с каждым годом ситуация менялась, количество больных и летальных случаев уменьшалось.

Здесь, наверное, ситуация со временем будет выравниваться. Для этого нужно всё понять, изучить, осознать, что это такое и такого страха и ажиотажа уже не будет.

Досье
Татьяна Киреичева родилась в Кирове Калужской области. Окончила Смоленскую государственную медицинскую академию в 1996 году. Работала врачом-педиатром скорой медицинской помощи. Прошла интернатуру по инфекционным болезням. С 2007 года — врач-инфекционист. В инфекционном центре работает с 2018 года.

Недоверие вокруг

— Некоторое время назад прибавлялось по десять больных, а сейчас по 50-60. Мне кажется, что эти цифры — это отголоски той недели, когда некоторые выезжали на шашлыки.

— К сожалению, население не всегда адекватно оценивает ситуацию. Я сейчас живу в двух измерениях. Когда приезжаю домой, то там тишина, там наступает весна. Там гуляют люди, дети. Немного, но гуляют. И кажется, что всё хорошо, всё спокойно. А когда приезжаешь на работу, то здесь совсем другой мир, другое измерение и так как мы находимся далеко от центра, то это хорошо в данной ситуации. Плюс мы изолированы в силу того, что мы принимаем больных с коронавирусной инфекцией. Люди видят эти цифры. Не более. А мы видим пациентов, которые к нам приезжают. Потому многие относятся к этой информации где-то с недоверием, многие считают, что ситуация раздута. Мы такое наблюдали, когда начиналась первая вспышка гриппа. Люди относились к этому с каким-то недоверием, где-то с какой-то иронией, считали ситуацию надуманной, что большое количество людей умирало от гриппа. Тогда думали, что это всё мнимое, нереальное. Но тот, кто работал с теми больными, видел их в реанимации, тот говорить такого не будет.

— Часто приходится сталкиваться с теми, кто утверждает, что это всё выдуманное. Как их переубедить? Как им можно объяснить, что нужно поберечь себя и близких?

— В этой ситуации самое опасное — беспечность. Человек не видит этого и он не оценивает происходящее. Молодые и здоровые болеют в лёгкой форме или являются носителями. Многие пациенты, которые у нас лежат — это пациенты, которые заразились от своих родственников. Пожилые, которые имеют сопутствующие заболевания, болеют тяжело и впоследствии умирают. Забота о ближнем у нас как-то притупилась, я считаю. Из-за этого недоверия мы имеем то, что имеем.

Если вы не верите, что это всё реальное, тогда у меня всегда возникает вопрос. А что мы тут тогда делаем, работая сутками? И количество больных, которое увеличивается каждый день. Зачем докторам ходить в защитных костюмах сутками и валиться от усталости, когда могли бы свободно передвигаться? На самом деле предрассудки длятся десятилетиями. Например, когда пациенту предлагают госпитализироваться в инфекционную больницу, то он начинает отказываться: «Я же там подхвачу какую-нибудь заразу». Иногда просто промолчишь, а иногда отвечаешь им, что сейчас вы заразны и можете навредить окружающим. Тогда, чаще всего, вопрос снимается у таких людей. В инфекционной больнице сложнее заразиться, чем в любой другой. Мы априори работаем в этом направлении и знаем, как защититься. А вот другие врачи не всегда могут знать, кто к ним пришёл на приём.

Пациенты по-разному реагируют. Можно понять их гнев, раздражительность. Они болеют, они напуганы. К сожалению, даже медицинские работники зачастую считают, что это всё выдумки. Наверное, самую большую боль сейчас приносит непонимание коллег. А сарказм и негатив от других врачей… С этим сложно.

Новый распорядок

— Расскажите, а как вообще поменялся распорядок дня, какие испытывает нагрузки ваш персонал?

— Нам пришлось перестроиться исходя из того количества персонала, который у нас был. Мы работали сутками, в защитных костюмах, у нас не было возможности подменить друг друга. Раньше мы могли свободно заполнять документацию, заходить в бокс к пациентам. А здесь ситуация в корне поменялась. Это и нагрузка, и более серьёзная дезинфекция. Приходится работать в защитном костюме, в маске, которая очень быстро запотевает. При этом медсестре надо поставить капельницу в очках, в которых ничего не видно.

— Причём в этой защите приходится часами находится?

— Кто-то работает четыре-шесть часов. В каждом регионе по-своему определяют норму. В Интернете я читала, что некоторые и 12 часов работают в костюме. Сейчас пришла помощь и, возможно, появится возможность отдыхать от этой защиты, потому что когда ты полностью запакован, то находишься в замкнутом пространстве и не видишь окружающее как обычно. Плюс к тому, это гипоксия. На тебе очки, перчатки, бахилы. В такой одежде долгое время находиться очень сложно. Но наши сотрудники действительно любят свою работу, они не боятся. Но работать действительно тяжело.

— Что можно сделать, чтобы быстрее выйти на плато болезни?

— Всё зависит от того, как относится население в целом. У нас почему-то сложилось мнение, что о человеке должен заботиться кто-то, но не он сам. В данном случае в первую очередь, чтобы предотвратить страшные последствия — не заразить близких, особенно пожилых, нужно об этом позаботиться самому. Мы лишь оказываем помощь. Своё здоровье каждый должен оберегать сам.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах