Примерное время чтения: 10 минут
1270

«Тим - молодец!» Африканец обрёл счастье в России и стал сельским старостой

Роман Новиков / АиФ-Калуга

«Чувствую себя русским и горжусь традициями своей новой Родины», — говорит Темиетан Джерри Ололо. Он уже стал звездой российских медиа, которые облетела новость о том, что в деревне Рогачево Боровского района Калужской области жители избрали старостой африканца.

«АиФ-Калуга» приехал в гости к народному избраннику Тиму, как он сам просит себя называть. Мы поговорили с ним о сотрудничестве африканских стран с Россией, советском наследии, культурных стереотипах и возрождении русской деревни.

Дружить на равных

Роман Новиков, kaluga.aif.ru: Тим, Россия может себе вернуть те партнёрские и дружеские позиции, которые занимал Советский Союз в отношениях с Африкой? Об этом был недавний форум «Россия-Африка».

Тим: Думаю, не только может, но и должна. Африканские народы очень хорошо относятся к русским. Для Африки Советский Союз был идеалом справедливости и равенства. И эта идея сохранилось до сих пор.

Сохранилась память о специалистах: врачах, инженерах, учителях, которые помогали местному населению. Представители политических элит учились в советских вузах, знали русский язык. Кроме того, Советский Союз не выполнял роль надсмотрщика с палкой или грабителя. Страна вела диалог с Африкой на равных. Современная Россия должна продолжить эту традицию. Африка —развивающийся континент, сюда нужно инвестировать, строить и строить. Поверьте, там вы найдёте работоспособных и ответственных сотрудников, которые ценят добро и добром ответят.

— Другие страны тоже активно инвестируют и строят в Африке.

— Это так. Африка открыта для любых контактов, приносящих взаимную пользу. Но разница есть. Когда западная страна начинает проект, то на самые трудные и грязные работы по-прежнему отправляют местных. А господа сидят в офисах с кондиционерами и частными бассейнами. Кроме того, стараются не делится технологиями и знаниями. Сохраняется неформальная «франсафрика», когда западное государство воспринимает африканские территории как свои колонии. Это вызывает резкое отторжение. Африканские государства готовы отстаивать свою независимость.

— Какие бы ты рекомендации мог дать русским специалистам, которые захотят отправиться работать в Африку?

— Знайте, что вас уважают как представителей большой и дружественной страны. Но будьте уважительны и дружелюбны по отношению к принимающей стороне.

Вы получите уникальный опыт и, поверьте, найдёте настоящих друзей. Отбросьте глупые стереотипы: здесь нет людоедов, которые потащат вас на костёр, как и нет величественной Ваканды. Вы увидите города, которые не уступают европейским мегаполисам.

Тим говорит, думает, читает и поёт по-русски.
Тим говорит, думает, читает и поёт по-русски. Фото: АиФ-Калуга/ Роман Новиков

У нас не дремучий лес

— Вижу у тебя католический крест. У тебя нет противоречий с православной традицией?

— Мои дети крещены по православным традициям. С местным батюшкой сложились хорошие отношения. Он говорит: переходи к нам в православие. Я не хочу. Бог един, а пути к нему разные. Выбрано для меня католичество. Бог же меня слышит, когда я молюсь. Молюсь за свою семью. За то, чтобы наши российские воины вернулись домой с победой целыми и невредимыми.

— Твои родственники живут в разных европейских странах. Как они воспринимают Россию?

— Переживают за меня. Они получают много фейковой информации от своих СМИ. Стараюсь, как могу, рассказывать, что у нас не дремучий лес, что, конечно, есть электричество и водопровод, а медведи не ходят по улицам. Пишу в мессенджерах и присылаю им фотографии.

Ко мне приезжала в гости сестра из Турции. Приезжала с опаской, наслушалась рассказов о том, как здесь плохо. Но, побыв несколько дней, изменила своё мнение. Правда, её всё-таки покусали, но не дикие медведи, а оводы. Это её впечатление от поездки не испортило.

— С чем в русской повседневности не можешь смириться до сих пор?

— С пьянством. Когда доводят себя сознательно до состояния опустившегося человека. Грязные. Бранятся на прохожих. Кого-то тянет на подвиги. Но здесь нет удали и геройства.

— Есть идеи, как бороться с «хмельной заразой»?

— Как в Советском Союзе — было общественное порицание. Совершил проступок — твоё фото на доске позора. Следовало бы вернуть и такие учреждения, как ЛТП. Если человек в состоянии алкогольного опьянения доставлялся в лечебный профилакторий, — штрафовали, сообщали на работу и наказывали рублём. А сейчас, особенно в молодёжной среде, пьянство — как вид отдыха, как то, что придаёт взрослости. За это надо наказывать.

Читаю и пою по-русски

— Тим, как ты отважился на переезд в Советский Союз?

— Я рос в большой семье. У меня есть старшие братья и сёстры. Меня баловали. После школы поступил в институт, учился на врача. Но потом произошёл один случай. Увидел в журнале фото советской фигуристки. Лёд, коньки, красивый костюм. В вузе появилось объявление о наборе желающих для обучения в советской стране. Для себя решил — поеду. Поступил в МИСИ.

— Поехал, не зная языка, обычаев и истории страны?

— Не совсем так. Со мной учился в школе мальчик из семьи африканца и русской, поэтому кое-что знал. Рассказывали в школе о дружественном Советском Союзе. Но сейчас на такой поступок бы не отважился. Молодость безрассудна.

— Было тяжело?

— Очень. Я сильно выделялся из толпы. Не хватало опыта общения, был языковой барьер. По-английски из русских никто не говорил. Отлично помню, когда нас с другими приехавшими на обучение иностранными студентами отправили на вокзал, там у меня украли кошелёк с документами и деньгами. Было от чего отчаяться, но выручили друзья. Хорошие люди познаются в невзгодах. Правда?

Кражи — распространённое явление. Ты с этим столкнёшься и в Нью-Йорке, и в Лондоне, и в Париже. В плане уличной преступности большие города схожи.

— Ты слышал в свой адрес пресловутое «понаехали»?

— Конечно, слышал. Помню, в метро ко мне подошла пожилая женщина и начала про «понаехали». Я ответил ей с улыбкой. У меня нет зла по отношению к окружающим: «Вы видите, я тут один с тёмным цветом кожи.  Был бы крутой, не ездил в метро, а наверху на машине с водителем». Она, конечно, удивилась, что я говорю по-русски. И улыбнулась мне в ответ.

— Будем откровенны. Коренных россиян объективно пугает наплыв мигрантов.

— Я их очень хорошо понимаю. Базовый страх — боязнь и неприятие чужого. Выскажу такую мысль: надо стараться соответствовать культурным нормам той страны, в которую ты приехал. Захожу, например, в вагон метро. Сидит человек. Громко говорит по телефону на незнакомом языке и смеётся. Во-первых, рядом стоят женщины и нужно уступить место. Во-вторых, неприлично громко говорить в публичном месте. Зачем демонстрировать своё бескультурье? Надо учиться вежливости и учить язык.

— Скажи, у тебя получилось интегрироваться в русскую культуру?

— Я чувствую себя русским! Горжусь традициями своей новой Родины. У меня пятеро детей, которые родились в России, русская жена, которая, кстати, и предложила переехать жить в Боровский район. Мы с ней познакомились в Москве, когда работал шеф-поваром в отеле Мариотт. Денег хватило на дом в Рогачёве. Сейчас работаю в логистическом центре. Старший сын трудится в ИТ-сфере, отслужил в российской армии. Мои сыновья также пойдут по его стопам. Читаю русскую литературу, пою русские песни. Меня выбрали старостой. Меня уважают и ценят за мой труд.

Многие сельские проблемы помогают решать соцсети.
Многие сельские проблемы помогают решать соцсети. Фото: АиФ-Калуга/ Роман Новиков

Вернуться на землю

— У тебя есть амбиции стать депутатом?

— Да, есть такая мечта.  Люблю работать и приносить пользу. Жители видят это, они это ценят. Не могу, когда дело начато и не доведено до конца

Очень люблю цифры. Чётко скажу, что и сколько стоит. Если будет поставлена хозяйственная задача — сделаю в соответствии со сметой, так, чтобы была экономия.  Избиратели говорят: «Тим – молодец!»

— Какие пункты ты включил бы в свою избирательную программу?

— Самый главный пункт — возрождение русской деревни. Такие огромные ресурсы у нас не используются! А ведь города перенаселены, инфраструктура изнашивается. Приехали люди в деревню и здесь стали бы хозяевами. Своя земля, продукты, выращенные собственными руками. Будет много людей, и рядом появятся школы, магазины, кафе. Это новый толчок для развития всей российской экономики.

— Оптимизма тебе не занимать. Но скажем сразу, существует ряд ограничений. Например, проблема с работой, оплатой труда людей, живущих в деревне, организацией досуга. Из деревень уезжают на поиск лучшей доли в большие города.  

— Конечно, люди будут уезжать из деревни. Но мы видим, что многие возвращаются. Этот поток можно и нужно сохранить и увеличить. Когда жил в Москве, тратил на дорогу до работы не меньше четырёх часов. И таких, как я, — тысячи и тысячи. Почему бы не потратить время на своих близких и на себя? Купи дом, заведи хозяйство. Не хватает кафе? Открой своё заведение. Государство оказывает поддержку, только нужно проявлять инициативу и погружаться в тему.

А насчёт отставания… Это устаревшее представление. Я знаю, что в России вырос спрос на экопродукты, всё больше появляется фермерских хозяйств, востребован агротуризм. Здорово ведь!

И, наконец, с деревни началась история человечества. Деревня первична. И сейчас, когда город достиг предела, люди возвращаются к земле, осознают её ценность.

— Не посещают ли тебя мысли вернутся вместе с семьёй туда, где родился?

— Нет. Я гражданин России. Здесь мой дом, где хорошо и комфортно моей семье. Здесь есть всё, для того чтобы быть счастливым.

Досье
Темиетан Джерри Ололо, 52 года. Родился в Африке, учился в СССР в МИСИ. Староста в деревне Рогачево Боровского района, гражданин РФ. Женат, воспитывает пятерых детей.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах