aif.ru counter
06.05.2019 14:28
111

С пулей под сердцем. Калужский ветеран о полководческой награде и ранении

Командир взвода Николай Назымок во втором ряду третий справа.
Командир взвода Николай Назымок во втором ряду третий справа. © / Из личного архива

Фронтовые дороги младший лейтенант Николай Назымок прошёл в пехоте, которая на своих плечах вынесла главные тяготы войны, а среди его наград — две медали «За отвагу», ордена Красной Звезды, Отечественной войны I степени и самое удивительное — полководческий орден Александра Невского.

Денис Рудомётов, «АиФ-Калуга»: Николай Петрович, перед тем, как попасть на фронт, вы пережили оккупацию. Тяжело приходилось?

Николай Назымок: Сначала оккупанты позвали служить в полицию. Я отказался. За это меня сутки продержали под арестом. Потом стали уговаривать вступить в Русскую освободительную армию (РОА), которой командовал предатель Власов. Если откажусь, угрожали угнать в Германию. Пришлось три месяца до прихода наших скрываться в лесу.

Первые бои, первые ранения

— А когда вы оказались на фронте?

— Наше село освободили осенью 1943 года. Вскоре мне пришла повестка из военкомата. Поскольку до войны успел окончить девять классов, меня определили в школу младших командиров. Изучали тактику, пехотное оружие. Там же принял присягу.

В декабре 1943 в звании младшего сержанта я прибыл на фронт в 143-ю Конотопско-Коростенскую стрелковую дивизию 1-го Украинского фронта, которым командовал генерал-лейтенант Николай Ватутин. Сначала попал в 487-ой стрелковый полк. С ним я принял свой первый бой.

Досье
Николай Назымок родился в 1925 году в семье бедного крестьянина в небольшом селе Кербутовка на Черниговщине. Потомок казацкого рода. За ратный труд на Великой Отечественной войне удостоен многими наградами. Воспитал сына и дочь. Имеет внуков и правнука. Несмотря на преклонный возраст, ветеран сам ходит в магазин, печёт блины, делает ремонт в квартире.

— А где это произошло?

— В бой мы вступили под Чернобылем. Нам противостояли части той самой РОА, куда меня пытались мобилизовать немцы. После боя мы захватили в плен 12 власовцев. Их всех расстреляли на месте как предателей. Потом наш полк участвовал в освобождении Северной Украины и южной части Белоруссии.

— Вас неоднократно ранили на фронте. Как это произошло в первый раз?

— Получил, если выразиться по-простому, по зубам (смеётся). Немцы стали забрасывать нас гранатами. А немецкие гранты в отличие от наших имеют длинную деревянную ручку. Бойцы, которые уже давно воевали, стали хватать их и бросать обратно в сторону врага. А я-то роста небольшого, и когда потянулся за гранатой через бруствер, она взорвалась. Получил осколочное ранение в щёку. В медсанбате меня перевязали и отправили обратно в часть.

В марте 44-го попал уже на 2-ой Белорусский фронт после второго ранения и после лечения в госпитале. Там меня направили на офицерские курсы, после которых я получил звание младшего лейтенанта. Принял под командование взвод, причём среди своих бойцов был самым молодым.

— Николай Петрович, вы кавалер ордена Александра Невского. Как получилось так, что вам вручили полководческую награду?

— Весной 1945-го в Польше Гдыньско-Данцигская группировка противника готовилась нанести удар в тыл 2-му Белорусскому фронту, наступавшему на Берлин. Командующий фронтом Георгий Жуков развернул свои войска на север, чтобы разгромить врага. 23 марта мы ворвались в город Сопот. В каменном здании засела рота противника. Я решил не штурмовать их в лоб. Одно отделение направил в тыл, второе — с фланга, со стороны Балтийского моря, а сам с третьим отделением отвлекал врага с фронта. Когда мои бойцы зашли в тыл, началась общая атака, и немцы сдались. За этот бой меня наградили орденом Александра Невского. Было мне тогда 19 лет. В Сопоте меня ранил снайпер. Пуля остановилась в нескольких миллиметрах от сердца. Врачи побоялись её извлекать, так и хожу с ней до сих пор.

Служба у маршала Победы

— Вам довелось служить под командованием маршала Георгия Жукова. Как относились к нему простые солдаты и офицеры?

— Жукова мы любили как своего отца. Как только он появлялся на фронте, мы понимали, что вскоре начнется наступление. Его отношение к солдатам было исключительно хорошее.

— Расскажите, пожалуйста, с каким оружием вам довелось воевать?

— Первое оружие, которое мне выдали, — ручной пулемёт Дегтярёва. Оружие хорошее, надёжное. С ним один человек мог управиться. Пришлось стрелять и из станкового пулемёта системы Максима. На случай прорыва танков противника нас обучали стрельбе из противотанкового ружья Симонова. Оно даёт такую сильную отдачу, что нужно прижимать приклад к плечу. Иначе с ног полетишь.

— Трофейным оружием пользовались?

— Нет, своего хватало. Хотя трофейный вальтер у меня был.

— Николай Петрович, не могли бы вы поделиться самым тяжёлым воспоминанием о войне?

— Да, был такой эпизод… До сих пор тяжело на сердце. В Сопоте на одной из улиц под днищем танка мы заметили танкиста с перебитыми ногами. Парень мучался, просил его пристрелить. Тут один из рядовых, совсем молодой, вызвался его вытащить. Я разрешил, а его возле танка застрелил немецкий снайпер. Раненого танкиста потом вытащили местные гражданские люди. По ним открывать огонь не стали.

Демобилизовался я в 1946 году. Вернулся домой. Пришли с фронта и два моих старших брата, Василий и Григорий. Подобного случая в нашем селе не было. Все говорили, что это чудо, Божий промысел. Окончил железнодорожный техникум и институт, женился. Долгое время работал в отделениях Московской железной дороги.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество