Примерное время чтения: 6 минут
862

Преодолеть гравитацию. 10 января Александру Плетнёву исполнилось бы 60 лет

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 1-2. АиФ-Калуга № 1-2 10/01/2024
Владимир Карпов / Из личного архива

Все, кто знал главного режиссёра областного Драматического театра, педагога и продюсера, заслуженного деятеля искусств РФ Александра Плетнёва (1964 – 2014) лично или по его спектаклям, всегда будут помнить радость общения с этим ярким и светлым человеком.

Счастливый билет

Александр Борисович родился в семье учёных-физиков, но цепь обстоятельств привела его в театральное искусство. Когда Саша был совсем мальчишкой, произошло несчастье: шалость с огнем привела к тяжелым ожогам, почти несовместимым с жизнью. Долгие месяцы на больничной койке, но труд врачей, самоотверженность мамы Людмилы Александровны позволили сохранить жизнь. Но о чём мог мечтать юный парень с такими травмами? О скромной и малозаметной работе? И тогда Плетнёв окончил педагогический и стал учителем физики. У него был очевидный талант учителя. Быть интересным для учеников – важнейшее умение в ремесле педагога. Он был выдумщиком, затейником: ставил спектакли, возил ребят в путешествия. И через много лет к нему в гости приезжали его ученики, а это дорогого стоит.

Сам он признавался, что до поры испытывал лишь вежливый интерес к театру. Событием, которое по-настоящему указало путь к предназначению, стал счастливый билет в Театр на Таганке. Это был спектакль Юрия Любимова, после которого Плетнёв заболел театром. Дальше было поступление на режиссёрский факультет легендарного ГИТИСа, который он окончил в 1996 году. Профессия режиссёра коварна своей редкостью, не каждому удаётся найти постоянную работу. Плетнёву повезло: вскоре после окончания вуза его принимают на работу в Калужский драмтеатр. Он вспоминал, как, приехав знакомиться с театром, повернул на Театральную площадь и у него перехватило дыхание от одного вида роскошного дворца с белыми колоннами. Однако, пережив первый испуг, энергичный молодой режиссёр с самого начала сумел увлечь труппу своими идеями. Первый же спектакль – «Игроки» по произведению Николая Гоголя – был столь выразительным и колоритным, что власти приняли экстремальное решение: никому не известный режиссёр, чуть за тридцать, в 1997 году был назначен главным одного из старейших театров России. Александр Борисович с блеском исполнял свои обязанности 17 лет. Такого не удавалось никому за всю историю Калужского драматического длиною в 247 лет.

Романтика любви

«Театр Плетнёва» возник сразу, был узнаваемым и любим зрителями. Это был театр очень молодой, свежий. Всегда с дерзинкой, но не авангардно-дерзкий. Чаще всего с лукавинкой. И очень часто погруженный в музыку, а он был страстным меломаном. Как неожиданно по-русски голосили простые английские бабы песню на стихи Шекспира в «Виндзорских насмешницах». Как вдруг неожиданно звучали вокальные партии в совсем, казалось бы, невесёлом спектакле «Село Степанчиково» по Фёдору Достоевскому.
Пожалуй, самыми популярными спектаклями Плетнёва можно назвать несколько. Режиссёр вместе со своим соавтором хореографом Татьяной Борисовой решил задачу, на первый взгляд, не имеющую решения для драматического театра. Танцевально-пластическое ревю «Если любишь, найди!» стало настоящим хитом на многие годы. Спектакль по фольклорной драме «Лодка» был сделан для фестиваля на коленке, но в него было вложено столько таланта и энергии, что это национальное шоу с песнями и плясками с успехом побывало во многих городах и странах.

Фото: Из личного архивa/ Владимир Карпов

В двух спектаклях Александр Борисович отдал дань тому, что сейчас называют classic rock. Героев «Двенадцатой ночи» Шекспира режиссёр поместил в декорации, напоминающие коммуну хиппи где-то на берегу тёплого океана. Но ему всегда удавалось бережно осовременивать очень давние тексты, не портя их даже рок-музыкой. «Дом восходящего солнца» Гарика Сукачёва, напротив, помещает зрителя в недавнее советское прошлое, и хиппи здесь уже наши, родные. Романтическая история любви, теперь уже на берегу нашего моря, прозвучала как ностальгическое и сентиментальное воспоминание.

Театральная семья

В одном интервью Плетнёв сказал: «Мы обязаны верить, что наш спектакль должен стать фактом биографии для зрителя, страны, нас – авторов». И ему удавалось заряжать этой верой всех, кто с ним творил. Не командой – семьёй, которая его искренне любила. Слово «семья» здесь не случайно. Александру Борисовичу представился шанс поработать педагогом ещё раз: когда для Калужского драмтеатра был набран актёрский курс ГИТИСа, он, по сути, стал для него главным мастером. Нет, не только учителем – отцом и даже старшим братом. Кто-то из этих некогда совсем юных мальчиков и девочек стал маститым актёром, кто-то оставил профессию, но все они вспоминают годы учения у Плетнёва как лучшее в своей жизни.

Да и зрители были влюблены в его спектакли: ведь он уважал зрителя, заботился о том, чтобы его спектакли были увлекательным зрелищем, а не ребусом, не имеющим решения. Удивительно ли, что эти спектакли продолжали полнокровно жить после ухода из жизни их главного автора?

Настоящий человек измеряется не только тем, насколько интенсивно он живёт, но и тем, как уходит из жизни. Александр Борисович менялся как режиссёр, нащупывал новые пути: выходят «Похождения Шипова» по повести Булаты Окуджавы, «Дон Кихот» по роману Сервантеса. Но приходит тяжёлый недуг, с которым Плетнёв сражался последние четыре года своей короткой жизни. Были и больницы, и изнурительные процедуры. Но в это недолгое оставшееся ему время он работал как одержимый, стараясь побольше успеть. Ставил спектакли в разных городах, даже находясь в санатории в Тарусе. В родном театре – масштабные «Сирано де Бержерак» Ростана, «Брат Чичиков» Садур, «Попытка полёта» Радичкова и другие. Снял фильм «Жертвы любви» по сценарию писателя Андрея Убогого. Обладая ещё и литературным даром, интенсивно работал над мемуарами! И если первым спектаклем режиссера в Калуге стали «Игроки» Гоголя, то завершился этот путь «Женитьбой» того же автора.

Замечательные слова нашёл для друга писатель Андрей Убогий: «Плетнёв умел умирать, и поэтому умел жить: меж одним и другим в его случае почти не было разницы. «Наука умирать» стала главным уроком, который он нам преподал. Четыре последних года он жил в непрерывном присутствии смерти: она неотступно стояла у него за плечами. И его подвиг именно в том, что он, зная и чувствуя это, как бы выносил смерть за скобки: он продолжал жить и работать, не обращая почти никакого внимания, по крайней мере на людях, на её страшное и назойливое присутствие. Он как бы отмахивался от собственной смерти – мол, подожди, не мешай, сейчас не до тебя! Недаром она четыре года ждала, пока Саша закончит свои земные дела».

Земная жизнь, к сожалению, закончилась, но он остаётся с нами и сегодня. 

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах