Примерное время чтения: 7 минут
37

Где наши не пропадают. Виталий Рагрин — о миссионерстве и помощи СВО

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. АиФ-Калуга №46 16/11/2022
Концерты «Фавора» всегда собирают большое количество детей и взрослых.
Концерты «Фавора» всегда собирают большое количество детей и взрослых. / Виталий Рагрин / Из личного архивa

Задача духовно-просветительского центра «Фавор» проста и понятна: помогать тем, кому плохо. Сегодня направления помощи расширились. Директор центра Виталий Рагрин считает, что добровольцам, отправившиеся в зону СВО, нужно уделять больше внимания.

Дорога к Богу

Владимир Андреев, Kaluga.aif.ru: Виталий, изначально ваш Центр не предполагал оказывать помощь солдатам. Какова была идея его создания?

Рагрин Виталий,

Виталий Рагрин: Центр был учреждён Калужской епархией по благословению владыки Климента в 2014 году. Тогда Калуга была наводнена различными сектами псевохристианского толка. Образован центр был как миссионерский, и помог очень многим людям выйти из этих сект. Он снабжал духовной литературой и иконами священников из отдалённых сёл. Для прихожан таких небольших храмов живая книга — это живое общение. Интернетом многие пожилые люди не пользуются.

Теперь мы собираем и светскую литературу. Провели сначала разовую акцию, а потом решили делать это на постоянной основе. Отдаём её в малоимущие приходы, сельские библиотеки. В частности, в Анненках во взрослой и детской больницах есть небольшие библиотеки, вот туда отвозим книги. Часть изданий мы просто выкладываем в нашей миссионерской часовне на вокзале Калуга-1.

Досье
Виталий Рагрин родился в 1976 году в городе Фрунзе, в семье военного и учительницы музыкальной школы. С 11 лет посещал православный храм, научился петь и читать по-церковнославянски, звонить в колокола. По окончании школы его семья переехала в Калужскую область. В Калуге получил образование в колледже культуры и Международной академии туризма. В 2015 году поступил в Калужскую духовную семинарию, приобрёл опыт работы с детьми в Православном центре «Златоуст» в качестве старшего вожатого и директора духовно-просветительского, историко-культурного центра «Достояние». По окончании учёбы возглавил Православный духовно-просветительский центр «Фавор».

— Что это за миссионерская часовня?

— Есть те, кто по разным причинам никогда не переступали порог храма. Часовня — это не храм и встречает там людей не батюшка, а такой же мирской человек, наш сотрудник. Там ежедневно читаются молитвы, и туда без страха и сомнения может зайти любой. Это такая своеобразная дверь в нашу православную церковь. Можно сказать дорога к Богу.

Часто замечал, особенно молодые люди, встанут на пороге и стоят. Потом заходят, осматриваются, бывает, подойдут к нашему сотруднику, начинают спрашивать о наболевшем.

— С чем приходят к вам люди?

— Проблемы и трудности у всех разные. В последние годы многие идут с желанием понять, как жить после этой пандемии. Приходит к нам женщина, у которой от ковида погибла вся семья, она одна осталась на этом свете. Такому человеку нужно дать, на что опереться в жизни. Мы помогаем.

В самом помещении Центра до пандемии проводили много встреч с семьями, которые приняли детей на опеку или усыновили. С детьми-инвалидами. Самое главное для человека — внимание к нему, особенно в периоды невзгод. Внимание дороже золота.

Не поколение, а Человек!

— Вы много проводите встреч с подрастающим поколением, а самим детям это нравится? Они «преображаются» после такого общения?

— Конечно! Насильно ведь ничего нельзя сделать. Радость, уют, интерес заставляют постепенно осмысливать и глубокие нравственные корни человека.

Мы проводили детские концерты в нашем дворике. Ребята пели, читали стихи, танцевали, потом садились и пили чай со сладостями. Кроме этого, мы время от времени организуем для ребятишек мастер-­классы по ремесленничеству. Учим ребят работать с деревом, с глиной.

Отец Андрей из храма Покрова на рву развил бойскаутовское движение. «Юные православные разведчики в честь Андрея Первозванного». Мы их пригласили, и они с удовольствием рассказали нашим ребятам, чем занимаются. Было очень интересно.

Познакомились со студентами академии имени Тимирязева, договорились со Ждамировским монастырём — и ребята с удовольствием поехали туда на экскурсии. Им рассказали об истории обители, и они оставили свой вклад — поработали на земле. Мы же со своей стороны сделали всё, чтобы показать духовную сторону христианства.

— На ваш взгляд, мы действительно потеряли молодое поколение или есть надежда?

— С одной стороны, всё начинается с семьи, и если родители относятся к окружающей среде как к средству пропитания и выживания, то ребёнок, скорее всего, будет их копировать. С другой стороны, важны жизненные обстоятельства. Внутреннюю сущность выявляют трагедии. Мы могли всё время считать подростка эгоистом, но он увидел пожар и не задумываясь бросился в огонь спасть людей.

А сегодня, посмотрите, сколько случаев на передовой, когда человек закрывает от пули товарища своим телом! Не потеряли мы поколения, нет.

Точка опоры

— Всё изменилось с началом специальной военной операции…

— Да, ведь семьи, чьи мужчины ушли воевать, тоже вовлечены в СВО. И им очень нужна сейчас, прежде всего, психологическая помощь. Мы каждый день молимся за тех, кто сегодня отстаивает нашу Родину там, на рубежах Украины.

Сейчас мы в центре собираемся объединить такие семьи, познакомить их с теми, кто может реально помочь. Ведь не обязательно делать миллионные подарки, можно купить тот же абонемент в бассейн или билеты в театр. Важно, чтобы люди не чувствовали себя одинокими, лишившись на время, порой, единственного кормильца.

— Как вам удалось связаться с добровольческим батальоном «Барс» и чем вы ему помогаете?

— На «Барс» мы вышли через группу волонтёров из Товарково. А ранее мы связались с группой «Позывной Калуга», которая помогает нашим бойцам, выяснили, что необходимо сейчас, и занялись сбором медикаментов, вещей, продуктов питания. Потом познакомились с другими людьми, которые оказывают помощь воинам непосредственно в зоне СВО. Как я понимаю, в первые месяцы операции снабжение добровольческих батальонов было далеко не на самом высоком уровне. Мы нашли возможность связаться с одним из них и сейчас целенаправленно собираем и отправляем в «Барс» всё, что нужно ребятам.

Мы не одиноки, вместе с нами помощь собирают и в соседних городах, потом всё это формируется, грузится в фуры и отравляется в зону СВО. Сейчас закупили специальные походные газовые горелки для разогрева пищи.

Отдельно собираем медикаменты, средства для перевязки, жгуты и многое другое для полевого госпиталя батальона. Это, по сути, передний край помощи раненым солдатам. Именно туда привозят бойцов с поля боя, а оттуда уже транспортируют по стационарным госпиталям.

Человеку, который потерял всё, остался один в целом свете, нужно дать, на что опереться в жизни. И мы помогаем.
Порой ситуация там, рассказывают, аховая и не только по обеспечению медикаментами — их, кстати, достаточно, а вот всего остального не хватает — нужна стерильная одежда, больничные пижамы, да, тапочки, наконец. Не забываем и про врачей, которые трудятся сутками. Собираем им чай, кофе, шоколад.

А какую внутреннюю мотивацию защищать свою страну дают человеку письма! Это такая точка опоры. Пишут школьники, детишки из детских садов, школ искусств, пусть наивные, но от души, слова солдатам. Мы собираем их и тоже отправляем в зону СВО. Письма — это не разовая акция! Они нужны там каждый день. И я очень благодарен тем взрослым, которые правильно объяснили детям всю важность их строк неизвестному защитнику Родины. Это наш общий вклад в победу. Я не понимаю, когда сегодня с экранов телевизоров говорят, что надо перестраиваться здесь в тылу. Люди давно перестроились, мы все сегодня напрямую вовлечены в СВО. И помощь бойцам — это не только современные вооружения, но и трогательные каракули шестилетнего мальчика, обращённые к солдату.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах