Примерное время чтения: 8 минут
126

Где казнили Лаврентия Берию? Найден дневник очевидца событий лета 1953 года

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. АиФ-Калуга № 27 03/07/2024
Лаврентий Берия и Георгий Маленков на первомайской демонстрации 1950-е.
Лаврентий Берия и Георгий Маленков на первомайской демонстрации 1950-е. Российское военно-историческое общество (РВИО)

Калужанин – подполковник в отставке Юрий Новосельцев – записал и сохранил в своём дневнике удивительные истории для потомков. Сегодня его уже нет в живых. Как он сам считал, иногда эти истории с привкусом горечи – такова военная жизнь. Порой смешное в ней соседствует с трагическим. Родственники поделились с kaluga.aif.ru его воспоминаниями.

Нога императора

В молодости Юрий Новосельцев оказался курсантом военно-инженерного училища в Ленинграде. Юным и не искушенным в службе ребятам поручили уборку помещения в ротной канцелярии. Полы они помыли, честно говоря, так, спустя рукава, больше для виду.

Командир роты капитан Оленчиков в тот день он был дежурным по училищу. На рукаве красная повязка, у левого бедра шашка. Стройный, подтянутый офицер провёл пальцем в лайковой перчатке по подоконнику и показал: «Что это? Пыль?»

Курсанты стояли со швабрами по стойке смирно. «Так точно, пыль», – ответили они.

Оленчиков нагнулся и потёр пальцем пол и показывает: «Что это, грязь?»

Деваться было некуда. «Так точно, грязь», – отвечают.

Оленчиков сел за стол, закурил. Молчал долго. Ну, подумали курсанты, сейчас врежет на полную катушку. Это пять нарядов вне очереди. Юношам повезло: не стал капитан никого наказывать. Помогло то, что пришёл он с обеда – снимал пробу с курсантского котла.

Наконец командир роты сказал: «Вы хоть знаете, что это за комната?»

– Никак нет, – ответили курсанты.

И тогда капитан рассказал историю. Оказывается, училище располагалось во дворце, который до революции назывался Михайловским замком. Построен был по указу императора Павла I. А комната, в которой проходила горе-уборка, являлась его спальней. Вот в этой самой комнате заговорщики во главе с графом и военным губернатором фон Паленом и Бенигсеном задушили гвардейским шарфом тирана.

Жуткая история. Ребята с новыми силами принялись за уборку и сделали всё как надо.

Лейтенант Юрий Новосельцев. 1950-е.
Лейтенант Юрий Новосельцев. 1950-е. Фото: Из личного архивa/ Юрий Новосельцев

Ночью курсант Юрий Новосельцев долго не мог заснуть. Всё ворочался в постели. Парень он был впечатлительный. Ему в голову лезла всякая чертовщина. Приснился ему сон, будто ночью он с группой офицеров крадётся по коридору замка к спальне императора. В руках – острые сабли и факелы. Впереди идёт толстый граф фон Пален, весь в орденах. И вот они вошли в спальню и увидели Павла, стоящего посреди комнаты в нижнем белье. Государь с ужасом глядел на незваных гостей.

Фон Пален и говорит ему: «Отрекитесь от трона, Ваше величество».

Павел I закричал тонким голосом: «Нет, ни за что!»

Тогда Пален оборачивается к заговорщикам и приказывает: «Кончайте его, ребята».

Все набросились на императора. Во сне курсант Новосельцев вцепился государю в ногу, почему-то одетую в высокий сколький сапог – ботфорт. Дернул ногу! О ужас – оторвал!

Потом побежал с этой ногой к Фонтанке – это рядом с Михайловским замком, и бросил её в реку. Вернулся в казарму и лёг в постель. Весь в ознобе, мокрый от пота. И вдруг будто бы заснул. Во сне слышится ему стук какой-то. Открывает глаза и в ужасе видит перед собой императора Павла на костылях с одной ногой. Подошёл призрак к кровати и сказал глухим голосом: «Отдай мою ногу! Отдай мою ногу!»

Затем он схватил курсанта за ногу и дернул.

…Сон прошел, и тот увидел над собой дежурного по роте, который дёргал его за ногу и кричал: «Курсант Новосельцев, подъём! Вся рота на физзарядке, почему вы до сих пор в постели?»

С той поры, когда он рассказывал своим товарищам по службе про сон, они ему не давали покоя. Чуть что кричали: «Новосельцев, отдай мою ногу!» И хохочут.

Гауптвахта для министра

В конце июня 1953 года Юрий Новосельцев служил командиром взвода знаменитой Таманской дивизии. В один из дней был назначен строевой смотр в летних лагерях в Алабино. К нему приходит помощник начальника штаба полка майор Полынский и говорит: «Новосельцев, срочно иди к командиру полка на плац, он тебя вызывает».

На плаце по команде «смирно» уже был построен весь полк, готовый к строевому смотру. Новосельцев хотел было незаметно встать в строй. И тут он столкнулся лицом к лицу с командиром дивизии, генералом Комаровым. «Вы что здесь бродите? Не слышали команды «смирно»?

«Виноват, товарищ генерал, но я…»

Комаров не стал даже слушать и отчеканил: «Десять суток ареста!»

Так он попал на гауптвахту в Алёшкинские казармы на окраине Москвы. Вокруг был огромный пустырь, городская свалка.

В камере вместе с ним находился только один офицер – старший лейтенант Артемьев. Каково было удивление, когда он узнал сына командующего Московским военным округом генерала Артемьева. На гауптвахту тот был посажен своим отцом за появление дома в сильном подпитии.

На следующий день начальник объявил: «Гауптвахта закрывается. Вам, старший лейтенант Артемьев, надлежит срочно прибыть в часть, в Алабино. Вам, лейтенант Новосельцев, оставаться здесь. Сюда прибывает ваш полк».

Спустя два часа прибыл проходной колонной в полном вооружении полк. Все в касках и при полном вооружении. От полковника Воронцова получили задачу – занять круговую оборону вокруг Алёшкинских казарм. За ночь следует окопаться – окопы полного профиля. Для артиллерии – окопы прямой наводки.

Приказ был выполнен. С командного пункта велось наблюдение. Никто толком не знал, что это, учения или боевая задача? Однако боеприпасы боевые…

Вскоре появилась колонна чёрных правительственных машин. Подкатили прямо к Алёшкинским казармам. В бинокль было хорошо всё видно. Сначала вышел генерал-полковник Павел Батицкий. За ним маленький, толстый человек в пенсне. Потом снова генерал. Они взяли арестованного под руки, повели в казарму. Из других машин стало выходить всё наше правительство во главе с Георгием Маленковым и Николаем Булганиным.

Тут стало понятно, почему вызвали полк, – охранять наше правительство. Но от кого? Приказ был вести усиленное наблюдение за всеми дорогами, ведущими к Алёшкинским казармам.

Часа через три-четыре все прибывшие вышли из казарм, сели в машины и уехали.

И только потом стало известно, что полк участвовал в ликвидации Бериевского путча. Лаврентий Берия, в ту пору министр внутренних дел, член президиума ЦК КПСС, Маршал Советского Союза, задумал совершить переворот – свергнуть правительство и установить в стране единоличную власть, по сути, диктатуру. У него всё было подготовлено. В Балашихе, под Москвой, находилась дивизия МВД. Командный состав был предан Берии. Они должны были совершить путч. Кто-то сообщил об этом. Правительство и арестовало Лаврентия и вывезло его в Алёшкинские казармы. А в это время маршал Конев пригласил командный состав Балашинской дивизии в Орехово-Зуево, якобы на инструктаж по участию в предстоящих маневрах. Там-то их всех арестовали. И только после этого Берию привезли в Москву, в штаб Московского военного округа, где его судили и расстреляли в подземном бункере во внутреннем дворе. Было это в декабре 1953-го. Как стало ясно, это была официальная версия для советского народа.

Когда полк Новосельцева уже возвращался из Алёшкинских казарм обратно по Ленинградскому шоссе, на левой стороне от самого Белорусского вокзала и до метро Сокол стояли танки Кантемировской дивизии. Вот, значит, как боялись авантюриста Берию!

Недавно были обнаружены документы, завизированные Хрущевым и Кагановичем, что Берию ликвидировали до чрезвычайного пленума ЦК 1953 года, который прошел с 2 по 7 июля. Сам генерал Павел Батицкий, утверждавший, что именно он лично застрелил из парабеллума Берию, вспоминал: «Повели мы его по лестнице в подземелье. Тут я его и пристрелил как собаку».

Так что, видимо, Лаврентия Берию казнили в тех самых Алёшкинских казармах, куда его привезли с правительственным эскортом вместе с генералом Батицким. Перед расстрелом зловещий нарком побывал на той самой гауптвахте, на которой отбывал наказание живой свидетель этой истории – лейтенант Юрий Новосельцев.

В тему

Лаврентий Берия, ожидавший суда в бункере штаба МВО, написал несколько писем на имя Георгия Маленкова. В заключении своего письма он ещё раз «умолял» своих бывших коллег не губить «невинного старого друга». Последнее письмо Берии датировано 1 июля 1953 года.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах