aif.ru counter
105

Хватит знаний на жизнь? Ректор КГУ о том, как меняется система образования

В новом учебном году университет принял 1800 студентов на первый курс.
В новом учебном году университет принял 1800 студентов на первый курс. © / КГУ им. К.Э. Циолковского

Высшие учебные заведения предназначены для получения профессиональных навыков. Однако это вовсе не говорит о подготовке к реальной жизни. Современные вузы должны использовать совершенной иной подход, считает ректор Калужского государственного университета им. К.Э. Циолковского Максим Казак.

Вишенка на торте

Надежда Бастрикова, «АиФ-Калуга»: Начался учебный год, ваше царство ожило. Предыдущий закончился скомкано, а что принёс новый?

Максим Казак: Конечно, ожило. Очное отделение учится в штатном формате. Мы разнесли начало первой пары, и она у всех начинается по-разному. Всем меряют температуру, дети носят маски. Это удаётся контролировать, но это и самая большая трудность. Носить они их носят, но нередко скидывают на подбородок. В какой-то мере их можно понять — отсидеть три пары в маске сложно. И дышать некомфортно.

— А что касается иногородних студентов? У вас же несколько корпусов жилых.

— Принимаем те же меры безопасности: дистанцирование, термометрия и масочный режим. В начале учебного года, когда заселились все общежития, проводили с детьми разъяснительные работы. У нас же их 4200 человек. Напоминаем постоянно, что с повышенной температурой в университет идти не надо. Тем более впереди сезон ОРВИ, портится погода и многие с простудой. Сложно в таких условиях поймать ту грань, где начинается COVID-19. Плюс первокурсники, которые ещё привязаны к дому и на выходных стараются съездить к родителям. А это вокзалы, автобусы, столпотворения разных людей. Принимаем это как риск. Единственно — для заочников пока дистанционная форма обучения. Надеемся, что к зиме снимем и эти ограничения.

Досье
Максим Казак родился в 1961 году. Окончил исторический факультет КГПИ им. К. Э. Циолковского. Избран ректором КГУ в 2011 году на конференции научно-педагогических работников, сотрудников и студентов университета и возглавляет его по нынешнее время. Награждён Почётной грамотой губернатора Калужской области и медалью «За особые заслуги перед Калужской областью» III степени

— Как вашим подопечным далась дистанционка? Вы же могли проверить и свои силы в этом опыте и их способность к обучению.

— Я не большой фанат удалённой учёбы, как единственной способа обучения. Очная форма — это навык социализации, общение с преподавателем, однокурсниками. А онлайн — это такая вишенка на торте. Она может быть лишь частью процесса, но никоим образом не замена. Вообще, очень показательной оказалась реакция общества на эту ситуацию. Мы ожидали большей паники и у студентов, и у преподавателей. А они сами как-то очень быстро организовались. Это оказалось больше проблемой школ. И она кроется в том, что родителей заставили заниматься детьми.

— А студенты-медики, как они повели себя в этой ситуации?

— У нас больше 30 человек пошло в красную зону и ни один родитель ко мне не обратился. Они сами пошли и ещё 86 человек работали просто в медучреждениях. Ни один из них не ушёл со своего поста. Очень ими гордимся. И вспоминая эту ситуацию, считаю, что наша молодёжь сильно недооценена. Они очень хорошие люди. И стремятся к знаниям. Наглядно даже в цифрах: в этом году у нас было подано 8017 заявлений на поступление. На первый курс мы взяли 1100 человек и ещё около 700 возьмём на заочку.

Растущий круг

— На ваш взгляд, как человека опытного, образование столичное и региональное различается или уже стираются грани?

— Оно сильно дифференцировалось. ВУЗы флагманы сохраняют высокую планку. А вся остальная образовательная тусовка очень здорово провалилась по качеству образования. И её погубила коммерциализация. Желание набрать побольше, не заботясь о качестве, скажем так, итогового продукта. В сравнении, полагаю, что у нас качество образовательного процесса более высокое. Мы возимся со студентами, опекаем, отслеживаем. А дети, которые учатся в столице в первую очередь жалуются на то, что никому там не интересны.

— Каковы, на ваш взгляд, дальнейшие перспективы современного образования? Когда-то были популярны менеджеры, юристы. Потом IT-направление. То есть постепенно всё меняется — модель обучения, технологии.

— Делать сейчас какие-то прогнозы дело неблагодарное. Горизонт планирования сильно сужается. В конце 80-х годов мы могли делать прогнозы лет на 50-60, в 2000-х на 15-20, а сейчас лет на пять. Настолько быстро меняется мир. Каких-то 50 лет назад у нас на весь подъезд был один чёрно-белый телевизор. А сейчас у каждого в кармане по маленькому компьютеру. Ареал высшего образования скорее всего будет расширяться. В цифрах это заметно. В позапрошлом году у нас было пять с половиной тысяч заявлений на поступление, в прошлом семь, а в этом мы перешагнули порог в восемь тысяч. Но высшая школа скоро столкнётся с проблемой, которая для неё не нова: чему учить? Ребёнок поступает, допустим, на технологическое направление. Мы его готовим к облачным технологиям. Он выпускается, а их уже не существует. Это старый подход к обучению — подготовка специалистов узкого профиля. Но есть и другой и мне он больше импонирует — готовить широко образованных людей. Может быть даже где-то в ущерб профессиональным навыкам. Они должны знать хорошо историю, философию, чем Шопенгауэр отличается от Канта, как устроена Вселенная. Это хорошо образованная элита нации. А профессиональные навыки можно получить за 1-3 года. По моему решению у нас появились дополнительные курсы: 100 великих картин, 100 великих произведений,100 великих книг и тому подобные. Ведь не читают же многие сейчас.

— Они сами записываются? Им интересно?

— Ходят. Им это интересно. Потребность какого-то глубокого знания она есть. Хотелось бы, чтобы нынешние студенты понимали, что Манэ и Монэ это разные люди, а Моцарт не только конфеты. И мы стараемся это поддерживать, чтобы в университете был философско-культурный компонент. Хочется доказать и показать, что мир есть и вне гаджетов. Хочется, чтобы они здесь поняли, что есть бумажная книга, музеи, где висит множество исторически-знаменитых полотен. Мы стараемся, чтобы они выходили культурными людьми. Тем более все эти знания очень доступны, а процессы передачи их совершенствуются. Сейчас ведь задача преподавателя не дать знания, а рассказать, где их взять и как их оценить, подойти к ним критически.

— Преемника будете в том же духе воспитывать?

— Абсолютно. У всех нормальных ректоров именно такое понимание университета. Мы в ответственности за будущую элиту. Воспитываем самосознание. И есть плоды трудов. За последние годы марка КГУ выросла. Кроме того, мне кажется, что в университете важен дух свободы. Внутренняя свобода очень важна для человека. Дети в этом процессе наши партнёры. И всё время призываю преподавателей уважать студентов. Мы меняем подход к детям. Для создания университета требуется лет 15. И все изменения должны происходить постепенно. И любая реформа будет занимать не меньше 5-6 лет.

Классика отдыха

— У вас ответственная работа, можно сказать круглосуточная. Как к этому относится ваша семья?

— А я себе другой жизни и не представляю. В КГУ пришёл в 1987 году ассистентом на кафедру всеобщей истории и спустя столько лет занял пост ректора. Всю жизнь как-то так живу. И моя семья другой модели не видела. Кроме того, дети уже выросли, и они понимали — другого варианта нет.

— А как вы сами отдыхаете от этого сложного студенческого мира?

— Обожаю читать, я библиоман совершенный. Читаю и беллетристику, конечно. Но больше всего люблю литературу, связанную с моей профессиональной деятельностью. Причём именно бумажные книги. Для меня важна сама книга, запах бумаги, перевёртывание страниц. Очень люблю толстые книги. И очень люблю музыку, особенно джаз на виниле. У меня прекрасная коллекция винила, отличная техника, позволяющая наслаждаться звучанием. И когда меня припирает ставлю либо Колтрейна, либо Майлза и они мне «Полночный экспресс» играют.

— И семья понимает, что не стоит в этот момент вас трогать?

— Это никогда не было проблемой в целом. Они понимают, что у меня такая работа. К тому же зачастую объединяют какие-то более сложные, более ёмкие вещи, чем просто слово любовь. И люди либо принимают друг друга, либо расходятся.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах