Примерное время чтения: 6 минут
43

Я не кривляюсь! Евгения Талецкая об Эдит Пиаф, хореографии и Пине Бауш

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. АиФ-Калуга №21 25/05/2022
Сцена из спектакля «Нет, я не жалею ни о чём» о жизни Эдит Пиаф.
Сцена из спектакля «Нет, я не жалею ни о чём» о жизни Эдит Пиаф. / Евгения Талецкая / Из личного архива

Евгению Талецкую в Калуге знают и помнят. Её спектакль «Опасные игры» в свое время взорвал тишину патриархальной Калуги. Лаборатория «ТЕКТ», Инновационный театр балета, — танцевальные постановки этих коллективов ломали представление калужан о хореографии. Она уехала в Москву и вернулась с моноспектаклем о тайной жизни Эдит Пиаф. И снова — триумф.

Опасное бегство

Владимир Андреев, «АиФ-Калуга»: Почему вы сбежали из Калуги в столицу? Надоело доказывать, что современная хореография — это не «два притопа, три прихлопа»?

Талецкая Евгения

Евгения Талецкая: Нет, совсем не так. Я поняла, что мне нужно развиваться дальше, что мне нужно раздвинуть горизонт. Я бесконечно благодарна отрезку времени, когда мы с Ксенией Голыжбиной ещё во время учебы в Московском университете культуры мечтали о своем театре танца. Потом нам удалось создать танцевальную лабораторию, поставить первые свои постановки, — это было здорово! Инновационный театр балета на базе ИКЦ — еще один шаг вперед. Но надо идти дальше.

Сейчас у меня свой Театр танца, я работаю с небольшим коллективом в партнерстве с объединением Моспродюсер.

досье
Евгения Талецкая. Хореограф-постановщик хореографических и драматических спектаклей, мюзиклов, экспериментальной оперы, перфомасов. Режиссёр-хореограф Всероссийского фестиваля актуального искусства «MOST». Обладательница Гран-При международных танцевальных фестивалей в Италии, Финляндии, Казани. В Калуге Евгения была одной из основательниц Инновационного театра балета, поставила спектакли «Опасные игры», «Последняя цифра перед бесконечностью».
— И все же, Москва — это не Калуга. Там другие требования, другой ритм, другие друзья и враги…

— Другой ритм. Согласна полностью. Это мой ритм. А друзей у меня гораздо больше, чем врагов. Сейчас я работаю не только на нашей московской площадке, но и как приглашенный хореограф, режиссер. В конце года, я надеюсь, покажем новый проект. В нем, кстати, примет участие балерина из Большого театра.

Москва опасна, здесь я тоже с вами согласна. В ней остановка означает смерть. Надо двигаться. Меня заинтересовала режиссура кино, я пошла учиться этой профессии, хотя у меня талант хореографа…

— Вам часто говорят, что вы талант?

— Поймали на слове… Я о другом хочу сказать. У меня периодически внутри срабатывает некий рычажок. Работаю режиссером, потом внутри что-то взрывается, звоночек какой-то — выходи на сцену. Я иду на сцену. Сейчас после Пиаф я понимаю, что хореография важнее для меня. Я хочу повторить слова Пиаф: «Я не хочу умереть старой, я хочу умереть до того момента, как не смогу больше петь». Я до того момента, как не смогу больше танцевать.

Эдит и Пина

— Ваш моноспектакль об Эдит Пиаф, у нас в Калуге была премьера?

— Нет, в Калуге был первый показ на зрителя. Закрытая премьера прошла в Москве, далее у меня намечен гастрольный тур.

— То есть право первой ночи Калуга потеряла?

— Я даже не знаю, как так получилось. Все почему-то в анонсах здесь в Калуге начали называть этот спектакль премьерой, и я подумала: ну ладно, пусть. В Москве был показ для своих, для коллег, критиков, режиссеров. А вот первый показ на зрителя я делаю в Калуге, так как здесь мой родной город, любимый зритель. Поэтому начинаю турне именно отсюда. После показы будут в Сочи, в Санкт-Петербурге и Москве снова. А потом поедем на Урал — Екатеринбург.

— В спектакле есть очень трогательные сцены, когда вы танцуете с боксерской перчаткой, ваши проходы с руками, будто сломанными крыльями. Вспоминается легендарная Пина Бауш…

— Идея пришла 12 лет назад, когда я впервые посмотрела фильм «Жизнь в розовом свете». Я безумно в нее влюбилась. Ее последняя песня «Нет, я ни о чем не жалею» стала лейтмотивом спектакля. Кстати, в спектакле я старалась взять только то, что актуально сейчас в нашей жизни. Верить в себя, добиваться успеха, не жалеть ни о чем, верить в чудо любви, в чудо жизни.

— Люди поймут?

— Люди почувствуют. В любом случае на спектакль надо идти, зная историю Эдит Пиаф. Без подготовки сложно воспринимать это. Года три назад я думала, что этот спектакль сделаю на актрису, либо на певицу. Потом у меня была фотосессия, я посмотрела результат и поняла — нужно мне самой делать.

— Это первый моноспектакль?

— Нет. У меня была Анна Каренина. Потом спектакль «Жизнь в квадрате», где моим партнером был музыкант. Он из двух частей, в одной на сцене было много сена…

— Аллюзии к Пине Бауш с ее гвоздиками?

— Нет, но ее я считаю своей покровительницей. Она самый близкий мне хореограф. У нее нет правильности, она показывает правду. Она первая привезла в Россию современную хореографию. Тогда, ещё в прошлом веке, ее спектакли у нас потрясли многих, в первую очередь профессиональных хореографов…

Современная хореография — это не «два притопа, три прихлопа», это чувства и ощущения в пластике.
— Как так? Неужели и так можно выражать свои мысли чувства...

— Да-да, именно так. Пина Бауш настоящая, ей веришь, веришь каждому ее движению.

«Ерунду каку-то кажут»

— Знаете, у меня бабушка в свое время, когда видела по телевизору, еще в советское время, что-то необычное из искусства, приговаривала всегда: «ерунду каку-то кажут». Иногда я слышу подобные резюме и по поводу ваших спектаклей: кривлянье и дерганье какое-то на сцене. Почему не все вас понимают?

 — Современную хореографию считывают по пластике. Через внутреннее воображение ты воспитываешь свое тело. Ты по-особому находишься в пространстве и люди сразу видят это. Другая пластика, другое ощущение собственного тела. Есть, например, эстрадный танец, там механизированные движения, мы смотрим на них, можем выучить их и повторить. А здесь хореография зиждется на чувствах и ощущениях. Я слышу музыку и как будет на нее реагировать мое тело… 

— И все же, как смотреть ваши спектакли?

— Я считаю, сегодня проблема в том, что многие зрители не понимают современную хореографию вообще. Слишком много там философии, показываемой через движения тела. В Пиаф я постаралась убрать эту философскую начинку и показать историю женщины, но при этом добавив немного текста для понимания. Каждый раз этот спектакль идет по-разному, он никогда не проходит одинаково. Он новый всегда.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах