Примерное время чтения: 6 минут
136

Не запятнать память. Как не ошибиться, возводя новые монументы?

Памятник великому князю московскому Ивану III открыли во Владимирском скиту недалеко от мест, где состоялось Стояние на Угре в 1480 году.
Памятник великому князю московскому Ивану III открыли во Владимирском скиту недалеко от мест, где состоялось Стояние на Угре в 1480 году. Императорское Православное Палестинское Общество

На прошлой неделе редакция kaluga.aif.ru организовала круглый стол, на котором журналисты вместе с приглашёнными экспертами обсудили проблемы сохранения исторического наследия. Одна из тем — установка памятников и знаков, имеющих сомнительное основание.

Террористка есть, императрицы нет

В советское время в Калуге кому только не устанавливали памятники! Как и во многих городах страны, на одной из центральных площадей возвышается бюст немецкого теоретика коммунизма Карла Маркса. В 1918 году калужане решили, что суровый бородач — это наш прославленный и любимый народом городской голова, купец-пароходчик Иван Козьмич Ципулин, четырежды избиравшийся на пост градоначальника в конце XIX века. Толпа пришла благодарить. Кстати, ни бюста, ни памятника великому городскому голове до сих пор нет в Калуге. Памятный камень заложили в прошлом году.

На улице Воскресенской с 1987 года стоит памятник революционерке Софье Перовской, принявшей участие в убийстве императора Александра II. Причем это единственный в России медный монумент террористке. Никакого отношения к городу она не имела. Разве что в советское время эта улица была в честь неё названа.

В калужском городском парке есть бюст последнего русского царя Николаю II. А вот матушку-государыню Екатерину II, учредившую Калужское наместничество с золотой императорской короной на гербе, до сих пор калужане так и не увековечили. А ведь императрица утвердила ещё и генеральный план застройки Калуги, которую прозвали городом русского классицизма. Кто более ценен в истории для калужан?

Только факты

«Был Александр Пушкин в Белкине или нет? Доказательств не найдено, а бюст его стоит. Это всенародная любовь! — говорит советник губернатора области Андрей Ильницкий. — В Обнинске хотели установить памятник полководцу Георгию Жукову в образе молодого юнкера. Отсюда он якобы отправлялся на фронт Первой мировой войны. Городское сообщество тогда высказалось отрицательно. В наукограде работает топографическая комиссия. Назвать новую улицу без её решения нельзя».

По словам Андрея Ильницкого, сейчас регион переживает бум внутреннего туризма. Есть искушение создать мифологемы, которые работают на турпоток. И тем не менее, и власть, и экспертное сообщество, и пресса должны быть на страже исторической достоверности, быть услышаны. Яркий пример - от строителей добились предоставления перед застройкой в центре Калуги площадок для археологических раскопок.

Фото: АиФ-Калуга/ Владимир Кормильцев

Увековечивание именитых людей, связанных с Калужской областью, должно осуществляться в регламентированном порядке, — считает директор ИД «Калужские губернские ведомости», председатель регионального отделения Союза журналистов России Юрий Расторгуев. «В этом году мы установили у Дома печати скульптурную композицию главному герою кинодрамы советского режиссёра Станислава Ростоцкого Белому Биму. Получили поддержку. Никаких препятствий не было. А если мы бы захотели поставить памятник Котёнку с улицы Лизюкова? Легко бы сделали».

По его словам, когда большевики пришли к власти, то одним из первых декретов стал документ об увековечении памяти революционеров. В Калуге появились улицы Марата, Прудона, Робеспьера… Сами журналисты до сих пор трудятся на улице, названной в советское время в честь кровавого французского тирана.

Генеральный директор Калужского объединённого музея-заповедника, кандидат исторических наук Виталий Бессонов, считает, что если мы пытаемся увековечить память известных личностей или событий, то у нас должны быть 100 % исторические доказательства, что мы поступаем правильно.

«Проходит время, появляются новые источники, выясняются иные данные. Например, что монумент был неверен. Такие объекты работают не на сохранение исторической памяти, а в противоположную сторону, на её разрыв. Недавний пример. В селе Местничи Мещовского района появился памятный монумент русскому художнику-акварелисту Василию Садовникову с указанием, что рисовальщик родом из этих нет. Однако до сих пор не найдено ни одного документа, подтверждающего этот факт. В госархиве Калужской области есть данные: «Не родился, не жил». Ещё один пример. Инициативная группа выходила и с предложением увековечить память русского воина Пересвета. Мы доказали, что у нас для этого нет никаких оснований».

Недавно в Тарусе родилась инициатива установить памятник князю-полководцу Михаилу Воротынскому. А почему не в самом Воротынске? Это и создаёт у людей ложную картину исторических событий.

«Прежде чем увековечивать память, нужно провести научные конференции и открыть новые исторические данные. К примеру, памятник великому князю московскому Ивану III. Почему он появился в Калуге? Его место в Москве, князь построил существующий краснокирпичный Кремль. Однако этому решению предшествовала огромная исследовательская работа историков, доказавших через документы и летописи, что Калуга упомянута как географический центр, у которого и состоялось эпохальное событие в русской истории — Стояние на Угре в 1480 году», — говорит Бессонов.

С одной стороны, какой памятник и кому в итоге появится — это зона ответственности авторов идеи. С другой — существует экспертное сообщество, включая краеведов, музейщиков и архивистов. «Последняя инстанция — региональная и муниципальная власть, которая не должна допустить установки монументов с сомнительными историческими доказательствами. Раз нет однозначности, не надо ничего увековечивать. Историческая память должна базироваться только на достоверных источниках», — уверен Виталий Бессонов.

Директор Государственного архива Калужской области Алексей Зябкин согласен, что любое решение должно основываться на первоисточнике.

«Наш архив всегда открыт. У меня вызывает недоумение, когда появляются исторические публикации или инициативы, а люди не ссылаются ни на какие документальные источники или даже вообще не посещают архивы. По-хорошему всё уже работает. С 2003 года существует рабочая группа по сохранению исторической памяти при губернаторе области. Любые инициативы рассматриваются краеведами и экспертами. В городской управе Калуги действует комиссия по переименованию улиц, установлению памятных досок и монументов, в которую входят представители нашего архива», — говорит Алексей Зябкин.

Недодумали…

Заместитель начальника Управления архитектуры области, начальник отдела архитектуры и градостроительства Алексей Никитин обратил внимание на новый памятный объект в Калуге – стелу «Город воинской славы». Её недавно установили на перекрёстке улиц Пушкина и Баумана. По данным горуправы, это место выбрано из десяти предлагаемых мест в процессе общественного обсуждения с калужанами в соцсетях.

«Члены общественного архитектурного совета были даже не в курсе. Такие решения нельзя выносить и принимать публично. Этим должны заниматься эксперты профессионального сообщества. Место оказалось неудачном. Стела установлена с изменением проекта на оживлённом пяточке улиц с высоким транспортным потоком. Если её не снесут то, по крайней мере, изуродуют автомобилями. Первый скол уже есть. Как бы не пришлось её каждый месяц чинить. Зимой — снег и грязь от машин. Дворника здесь не поставишь», — отметил Алексей Никитин.

Вернётся ли Сталин в Калугу?
В своё время калужская скульптурная фабрика отлила 10 тысяч бюстов Маркса, Ленина и Сталина для всей советской страны. Памятник Иосифу Виссарионовичу в Калуге — уменьшенная копия вождя на ВДНХ скульптора Сергея Меркурова — стоял на перекрёстке у бывшего пединститута до 1961 года. За одну ночь его демонтировали… Недавно стало известно об инициативе партии коммунистов повторно установить в Калуге памятник Иосифу Сталину. Нужно или нет? Предлагаем обсудить.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах